Военные расходы как драйвер экономики

Существует два диаметральных взгляда на связь военных расходов с экономическим ростом. Оптимисты утверждают, что стимулирование военно-промышленного комплекса влечёт за собой увеличение экспорта, причём, не сырья, а продукции с добавленной стоимостью, что позитивно сказывается на общей экономической ситуации. Пессимисты оппонируют тем, что финансовые вливания в оружейную промышленность изымают денежные потоки из гражданских секторов, которые и составляют подлинную основу экономики. А как обстоят дела на самом деле? Истина где-то посредине.

Макроэкономические условия для роста военных расходов

В большинстве случаев к увеличению затрат на ВПК прибегают в том случае, если экономика стагнирует. Дополнительные инвестиции в военпром создают новые рабочие места и стимулируют смежные отрасли. Именно эти два фактора оптимистично настроенные аналитики называют экономическими драйверами, ускоряющими хозяйственные процессы в стране.
Как наиболее свежий пример, эксперты приводят военные действия США в Ираке в начале двухтысячных. В конце 90-х годов XX века американская экономика стала существенно замедляться на фоне экономических успехов Китайской Народной Республики. И Соединённые Штаты увеличили свои военные расходы, прибегнув к неоднократно опробованному сценарию – участию в войне. В случае с Ираком американцы не только участвовали в этой армейской операции, но и фактически инициировали её.
Ту же политику, в принципе, реализует руководство организации, подконтрольной США – Североатлантического альянса. Расширение НАТО связано не столько с геополитическими амбициями европейских политиков, сколько со стремлением создать благоприятные условия для военпрома Европы, экономика которой переживает сейчас далеко не лучшие времена.

Военные расходы в Российской Федерации

Экспансия Североатлантического блока стала, как бы это кощунственно ни звучало, настоящим «подарком» для российского ВПК. Такого количества госзаказов наши предприятия оборонпрома не видели на протяжении предшествующих двух десятилетий. Однако в нынешнее время рост инвестиций в оборонный сектор экономики ограничен действием санкций, введённых в отношении России западными странами.
В представлении обывателя санкции – это отсутствие на прилавках магазинов импортных товаров. Однако для промышленности, в том числе, и оружейной, болезненное ограничение заключается в запрете доступа российских банков на мировые финансовые рынки. Это приводит к тому, что зарубежные деньги мы взять не можем, поэтому приходится брать из бюджета.
Заявления высшего политического руководства России, что военные расходы не снизятся, породило в этих условиях негативные прогнозы о развале российской экономики или, по крайней мере, о сильном её замедлении. Однако операция ВКС Российской Федерации в Сирии показала, что даже при увеличении затрат на боевые действия экономическая стабильность сохранилась, а в ряде случаев был зафиксирован даже рост показателей.

Новые технологии для ВПК

Западные санкции связаны не только с финансовыми ограничениями. Запад запретил поставку в Россию технологий так называемого двойного назначения. Это привело к импортозамещению и появлению наших собственных разработок, причём, в сферах, где мы традиционно не были сильны. Например, где-то в феврале текущего года новостные ленты облетело сообщение о том, что российские инженеры разработали чисто отечественное программное обеспечение для управления блоками самонаведения ракет.
Появление новых технологий стимулирует научные институты и промышленные компании, даже те, что изначально к оборонке не относятся. Увеличение затрат на сферу производства вооружений приводит к интенсификации других отраслей, которые в будущем могут быстро переориентироваться на выпуск гражданской продукции. А в этом и проявляется рост всей экономики.

Военные расходы в мире

Если целесообразность увеличения оборонных статей бюджета для роста экономики ещё можно оспаривать, то повышение военных расходов в мире может стать тем самым драйвером российского экономического роста. Связь здесь просматривается прямая и очевидная. Заводы получают заказы за счёт увеличения оборонных бюджетов стран, которые традиционно покупают российское оружие.
И статистика показывает, что наши предприятия уже подсчитывают прибыли. Упомянутая выше военно-воздушная операция в Сирии привела к появлению новых покупателей, которые на практике оценили эффективность вооружений, на которых стоит штамп «Made in Russia».
Таким образом, несмотря на тактическую правоту пессимистов, видящих поверхностные недостатки роста военных расходов, с точки зрения стратегии выигрывают оптимисты. Увеличение затрат на ВПК в долгосрочной перспективе создаёт предпосылки для устойчивого развития экономики.

Exit mobile version