Новое торговое соглашение между Британией и ЕС: перспективы и отраслевые риски

После девяти месяцев напряженных переговоров Британия и ЕС наконец заключили соглашение о торговле и сотрудничестве, устанавливающее правила и принципы экономического партнерства между сторонами после Brexit. Худшего сценария, то есть введения торговых тарифов и появления «жестких» границ, удалось избежать, однако некоторым британским и европейским компаниям все же придется столкнуться с трудностями, обусловленными выходом Британии из состава ЕС. Эксперты Coface ознакомились с текстом соглашения и выделили отрасли, которые могут пострадать после вступления сделки в силу.
Соглашение, которое знаменует завершение длительного и трудного «развода» Британии и ЕС, было достигнуто 24 декабря, накануне католического рождества – всего за неделю до окончания переходного периода, после которого, не достигни стороны компромисса, Лондон ждал бы так называемый «жесткий» Brexit.

Несмотря на то, что пойти на компромиссы пришлось обеим сторонам, сделка положила конец экономической и политической неопределенности, связанной с неясными перспективами отношений между Лондоном и Брюсселем после выхода Британии из ЕС.

В целом, отмечают аналитики Coface, конечный вариант торговой сделки, которая вступила в силу с 1 января, получился сбалансированным – ни одной из сторон не пришлось существенно отступить от изначально очерченных «красных линий», но и не удалось заполучить каких-либо значительных преимуществ или преференций.

Тарифы и квоты не будут применяться сторонами только в отношении продуктов с «достаточной долей компонентов местного производства» – то есть компонентов, произведенных в Британии или ЕС
«Жесткий» Brexit, к облегчению Лондона, не состоялся, однако в отдельных отраслях и сегментах рынка британский бизнес, и без того значительно ослабленный пандемическим кризисом, все же столкнется с дополнительными трудностями.

Тарифы и квоты не будут применяться сторонами только в отношении продуктов с «достаточной долей компонентов местного производства» – то есть компонентов, произведенных в Британии или ЕС. Это тревожная весть, например, для автопрома – так, ввоз автомобилей с бензиновыми или дизельными двигателями будет облагаться дополнительными тарифами, если стоимостная доля использованных в них комплектующих из «третьих» стран (например, из Японии или Турции) превышает 45%.

Примерно 80% от общего объема британского импорта пищевых продуктов приходится на ЕС. С 1 января этого года ввозимые агропродовольственные продукты будут подвергаться дополнительному таможенному контролю, что может обернуться для британских продуктовых ритейлеров задержками и перебоями в поставках, особенно опасными в случае, если на границе задерживается скоропортящиеся товары.

Значительно ограничиваются возможности торговли экспертными услугами и перемещения рабочей силы между Британией и ЕС – в соответствии с условиями соглашения, полученные в Британии профессиональные квалификации не будут автоматически признаваться в ЕС, что создаст дополнительные трудности, например, для провайдеров услуг в сфере бухгалтерского учета, аудита, архитектуры и так далее. Кроме того, финансовые институты Британии больше не могут работать в странах Евросоюза на привилегированных условиях, как это было до Brexit.

В целом торговое соглашение снизит негативное влияние Brexit на экономику Британии в долгосрочной перспективе, однако не сможет нивелировать его полностью
В целом, отмечают эксперты Coface, торговое соглашение снизит негативное влияние Brexit на экономику Британии в долгосрочной перспективе, однако не сможет нивелировать его полностью. В краткосрочной перспективе британскому и европейскому бизнесу предстоит столкнуться с дополнительными бюрократическими трудностями – причем в и без того сложных условиях, когда угроза третьей волны повсеместных карантинных «локдаунов» становится все более ощутимой.

%d такие блоггеры, как: