Нефть и крах СССР — мнение эксперта Сергея Шумакова. Часть I

Прилагаемый материал является расшифровкой мнения эксперта-историка о причинах краха экономики СССР.

Уважаемые господа, милые дамы и дорогие товарищи! С вами Сергей Шумаков и вы смотрите канал «Правда жизни». Чтобы понять, какую роль сыграла нефть в русской, советской и российской истории, придётся снова начать, что называется, от обезьяны. То есть, со времён изобретения керосиновой лампы, появление которой в 1853-м году привело к возникновению промышленной нефтедобычи, международной нефтяной торговли, а также множества восхитительных историй.

Экспорт нефти из Российской империи начал систематически осуществляться с 1885-го года, но сырую нефть до самой революции Россия почти никогда не экспортировала. Например, в 1911-м году баррель нефти стоил шестьдесят один цент, или один рубль восемнадцать копеек, что в деньгах 1985-го года равнялось бы десяти долларам сорока девяти центам. А в деньгах по состоянию на октябрь 2020-го — пятьдесят пять долларов тридцать шесть центов. Тарифы же на грузоперевозки были в те времена, наоборот, чрезвычайно дороги, вследствие чего экспорт из России многих товаров попросту становился нерентабельным. Так, один пуд нефти можно было продать на внешнем рынке за двенадцать с четвертью дореволюционных копейки. Нефть же, доставленная из Баку в Батум, имела себестоимость шестнадцать копеек.

А доставленная из Батума в Константинополь — девятнадцать. Себестоимость же пуда нефти, доставленного в Нью-Йорк, достигла бы сорокакопеечной отметки. Именно поэтому Россия экспортировала почти исключительно готовые нефтепродукты. На керосин в объёме русского нефтяного экспорта приходилось сорок шесть процентов, на бензин — шестнадцать, на смазочные масла — двадцать пять, на мазут — шесть и восемьдесят два, на дизтопливо — пять и тридцать четыре, и ещё ноль пятьдесят четыре процента на асфальт. Остальные же доли процента приходились на парафин да на нафталановую мазь, широко используемую тогда в медицине и в косметике.

Правда, в тринадцатом году России всё-таки удалось вывезти за рубеж семьсот тридцать девять тонн сырой нефти, но это составило лишь восемь сотых процента от всего нефтяного экспорта. В общем же объёме русского экспорта нефтепродукты занимали долю в одну целую девять десятых процента. В первые послереволюционные годы экспортировать нефть или нефтепродукты советская Россия не имела физической возможности, поскольку Баку до 28 апреля 1920-го года входил в состав независимого Азербайджана, Гурьев до пятого января двадцатого года контролировался уральскими казаками, а Грозный до семнадцатого марта двадцатого был занят добровольческой армией. В период же с двадцатого по двадцать четвёртый годы советская власть могла лишь частично воспользоваться нефтепромыслами, поскольку те были разрушены и разворованы за время гражданской войны.

Лишь после того, как 1-го февраля 1924-го года Советский Союз был признан Великобританией как государство, появилась возможность привлечь к восстановлению нефтепромыслов зарубежные компании, которые получали за свои услуги часть добытой нефти и часть произведенных нефтепродуктов. И уже в 1925-ом году из страны было вывезено двадцать одна целая две десятых процента добытой нефти, в то время как до революции вывоз составлял лишь девять процентов. К 1929-му году от иностранных концессионеров удалось избавиться, но экспорт нефти продолжился. Продолжился он ради получения золотой выручки, необходимой для закупки оборудования в ходе шедшей тогда индустриализации. Так, в тридцатом году за рубеж, как в виде сырой нефти, так и в виде готовых нефтепродуктов было продано двадцать пять с половиной процента добытой в тот год нефти, а нефтяная доля в общем объёме советского экспорта составила пятнадцать целых две десятых процента.

В сентябре 1931-го года из-за финансового краха в Великобритании и начала японской операции по захвату Манчжурии, о которой на этом канале есть отдельный выпуск, почти в два раза, с доллара девятнадцати до шестидесяти пяти центов, упали мировые цены на нефть. На прежнем уровне они восстановились лишь в 1937-м году, а в тридцать первом и в тридцать втором объёмы нефтяного экспорта росли, а выручка при этом падала. С тридцать третьего же года стали падать и объёмы экспорта. Падали они по той причине, что в ходе проведения первого этапа индустриализации были построены харьковский и сталинградский тракторные заводы, а также автомобильные заводы ЗиС и ГАЗ, и увеличившееся количество автотракторной техники требовало всё большего количества нефтепродуктов для удовлетворения внутренних потребностей. К 1939-му году экспорт нефти и нефтепродуктов из СССР упал до семисот восемнадцати тысяч тонн, из которых сырая нефть составила лишь двести двадцать четыре тонны. Правда, в сороковом году из-за поставок нефтепродуктов Третьему Рейху нефтяной экспорт ненадолго возрос до восьмисот семидесяти четырёх тысяч трёхсот одной тонны. Экспорт нефтепродуктов не прекращался даже в годы Великой Отечественной войны, так, за 1944-й год из СССР было вывезено пятнадцать тысяч тонн бензина, семнадцать тысяч тонн керосина и девяносто девять тысяч тонн мазута. Но весь объём нефтяного экспорта составил за сорок четвёртый год лишь сто тридцать шесть тысяч тонн, что равнялось девяти целым семи десятым процента от уровня тридцать восьмого года и двум целым семи десятым процента от уровня тридцать третьего. Экспортируемые нефтепродукты направлялись в Монголию, в Тувинскую народную республику, а после подписания девятнадцатого сентября сорок четвёртого года московского перемирия, ещё и в Финляндию. В первые послевоенные годы объём нефтяного экспорта был весьма незначителен. За весь сорок шестой год, за который нефти было добыто столько же, сколько и в тридцать третьем, нефтепродуктов было продано лишь четыреста девяносто шесть тысяч тонн, что в десять раз меньше объёма продаж в тридцать третьем году. К началу пятидесятых годов объём нефтедобычи превысил довоенные уровни, но экспорт к восстановлению довоенных объёмов отнюдь не стремился. А сырая нефть до 1948-го года практически не вывозилась, то есть, сказать, что она не вывозилась вообще было бы всё-таки некоторым преувеличением. Но за тот самый сорок восьмой год её было вывезено триста сорок восемь не миллионов, не тысяч, а просто тонн, то есть, всего шесть цистерн. При том, что бензина было вывезено триста тысяч тонн, а керосина – сто пятьдесят семь тысяч тонн. Общий же объём экспорта нефтепродуктов составил в сорок седьмом году семьсот тысяч тонн, которые к пятидесятому постепенно доросли до одного миллиона. Но перед самым пятидесятым годом произошло событие, заставившее Советский Союз резко увеличить экспорт нефтепродуктов. 1-го октября 1949-го года в Пекине была провозглашена Китайская Народная Республика. А 27-го ноября Чан Кайши вместе со своими приспешниками убежал на Тайвань. Так на карте мира появилось ещё одно дружественное СССР государство с населением в пятьсот сорок две тысячи человек, которому, как и странам восточной Европы, тоже нужно было помогать, в том числе и нефтепродуктами. Главным образом именно по этой причине экспорт нефтепродуктов из СССР вырос за следующий год с миллиона ста тысяч до двух с половиной миллиона тонн. А следующий подскок нефтяного экспорта произошёл после смерти Сталина. За период с 1955-го по 1960-й годы количество нефти и нефтепродуктов, продаваемых за рубеж, возросло более, чем в четыре раза. И, если в пятьдесят пятом году Советский Союз продал на внешнем рынке восемь миллионов тонн нефтяных товаров, то в шестидесятом объём продаж нефти и нефтепродуктов составил тридцать три миллиона двести восемнадцать тысяч тонн. После хрущёвской денежной реформы, выпуск о которой вышел на этом канале 31-го августа 2020-го года, благодаря установившемуся в результате этой реформы более благоприятному для экспорта курсу рубля к иностранным валютам, с каждым годом стало всё больше увеличиваться доля сырой нефти в советском нефтяном экспорте. К 1966-му году доля от продажи сырой нефти в общем объёме валютной выручки возросла с нуля целых четырёх десятых процента до семи целых четырёх десятых. Правда, в деньгах это было всего пятьсот двадцать один миллион шестьсот двадцать пять тысяч тогдашних рублей, поскольку сырая нефть всё ещё стоила баснословно дёшево. Например, в том же шестьдесят шестом году баррель сырой нефти стоил те же самые два доллара восемьдесят восемь центов, которые он стоил и в шестидесятом, и в шестьдесят четвёртом. Годом же ранее баррель стоил два восемьдесят шесть, а годом позднее – два девяносто два. 17-го марта 1968-го года произошло событие, очень слабо освещённое даже в тогдашней прессе. А между тем, его значение для США и западных стран сопоставимо с тем значением, которое имела для Советского Союза денежная реформа 1961-го года. В этот воскресный день на экстренном заседании в Вашингтоне участники золотого пула приняли решение об установлении свободных цен на золото. То есть, ювелиры могли его продавать не по фиксированной цене в тридцать пять долларов за унцию, установленной Рузвельтом ещё в январе тридцать четвёртого года, а по такой цене, за которую его готовы покупать покупатели. На следующий же день, в понедельник восемнадцатого, это решение ратифицировал американский конгресс, заодно отменивший размен долларов на золото по номиналу. В результате образовался двойной рынок золота: международные расчёты осуществлялись по фиксированной цене, а простые люди покупали золото по рыночной. Тогдашние наблюдатели связали этот шаг американцев с произошедшим незадолго до этого массовым обменом долларовых банкнот на золото, навязанных американцам Шарлем де Голлем, о чём у нас тоже будет отдельный выпуск. А тогда, в шестьдесят восьмом, как это обязательно и должно было случиться, отреагировали не только цены на золото, но и цены на продовольствие, и товары народного потребления. Но если цены на золото после первого скачка быстро скорректировались, и цена унции впоследствии росла довольно медленно, то, подскочившие вместе с ней цены на обычные товары, как это всегда бывает в таких случаях, так и остались на отметке подскоком. Понятное дело, это сильно ударило по карманам и кошелькам западных обывателей, а также жителей некоторых социалистических стран, таких, например, как Югославия и Чехословакия, на рынках которых была высока доля западных товаров, получаемых как официальным, так и контрабандным путём. Этот удар по карману и стал настоящей причиной массовых беспорядков в Париже, в Белграде, в Мехико, западном Берлине, а также усугубил и без того сугубую ситуацию в Чехословакии. В числе последствий освобождения цен на золото, стало и увеличение нефтяной цены, которая к шестьдесят девятому году доросла до трёх долларов девяти центов. Но, поскольку международные расчёты всё ещё производились в долларах с золотым содержанием восемьсот восемьдесят девять тысячных грамма, нефть в цене выросла лишь на шесть процентов, в то время, как золото выросло на семнадцать. Звёздный час нефтяников настал лишь в октябре 1973-го года, когда на четвёртый день четвёртой арабо-израильский войны, в арабских странах называемой «харбу ахтобр», а в Израиле «мильхемед ёмкипурин», в столице Кувейта, городе Эль-Кувейте, собрались нефтяные министры одиннадцати арабских стран. На пятый день совещания, 17-го октября, они решили сократить нефтяную добычу на пять миллионов баррелей в сутки, а также объявили Соединённым Штатам нефтяное эмбарго, которое, правда, было отменено уже 17-го марта семьдесят четвёртого. Официальным объяснением этих действий стало намерение наказать США за их помощь Израилю. Но правда жизни состоит в том, что американская операция Никель Грасс по авиационной доставке вооружения и боеприпасов в воюющий Израиль стала лишь удобным поводом для осуществления давно задуманного шага. Дело в том, что дешёвая нефть устраивала арабов лишь до тех пор, пока американцы давали за неё дорогой доллар. Но 18-го декабря 1971-го года золотое содержание доллара было официально снижено с тридцати пяти до тридцати восьми долларов за унцию. Проще говоря, его золотое содержание было уменьшено с восьмисот восьмидесяти девяти тысячных грамма до восьмисот восемнадцати. А 12-го февраля семьдесят третьего была проведена повторная девальвация, в ходе которой тройская унция подорожала до сорока двух долларов двадцати двух центов. То есть, золотое содержание доллара снизилось до семисот тридцати семи тысячных грамма, но при этом цена барреля нефти после обеих девальваций осталась без изменений, и с января семьдесят первого по июль семьдесят третьего стабильно держалась на отметке в три доллара двадцать девять центов за баррель. И чтобы эту стабильность пошатнуть, и были предприняты крутые арабские меры. В результате этих мер нефтяная цена подскочила к декабрю до девятнадцати долларов, что вызвало резкое подорожание бензина и даже его дефицит в Соединённых Штатах и западной Европе. Потом она, конечно, скорректировалась, упав в марте семьдесят четвёртого до девяти долларов пятидесяти девяти центов, но затем снова выросла до отметки тринадцать ноль шесть, а среднегодовая цена за семьдесят четвёртый год составила двенадцать долларов пятьдесят два цента. К середине семьдесят шестого цена барреля опустилась до двенадцати с половиной долларов, но к концу года снова выросла до тринадцати с половиной, и с небольшими колебаниями в районе этой отметки продержалась на этом уровне до февраля семьдесят девятого. В тот же самый период доллар продолжал обесцениваться, и, если сравнивать среднегодовой рост нефтяных цен со среднегодовым уровнем инфляции, то бросается в глаза почти полная корреляция этих значений. В эти годы Советский Союз неуклонно увеличивал экспорт нефтяного сырья, получая с каждым годом всё больше и больше нефтедолларов, в то время, как сам этот нефтедоллар с каждым годом стоил всё меньше и меньше. Так, за семьдесят восьмой год среднегодовая цена золота составила сто девяносто три доллара двадцать два цента за тройскую унцию, или шесть целых двести двенадцать тысячных доллара за грамм. Таким образом, золотое содержание доллара составило шестнадцать сотых грамма, и, если бы нефть в самом начале шестьдесят восьмого года продавалась за эти обесцененные доллары, она бы стоила не два девяносто два, а шестнадцать долларов и двенадцать центов. В семьдесят восьмом же году нефть продавалась по четырнадцать пятьдесят семь, и, если бы за неё давали доллары с покупательной способностью 1968-го года, то стоила бы она два шестьдесят четыре. То есть, если номинально за эти десять лет нефть подорожала в пять раз, то по факту она стоила на десять процентов дешевле, чем за десять лет до этого. 11-го февраля 1979-го года грянула «энгерёб ирани», проще говоря, иранская революция. И шесть миллионов ежедневных баррелей иранской нефти тут же исчезли с мирового рынка, в результате чего цена барреля сырой нефти подскочила до двадцати восьми долларов девяносто одного цента. А 22-го сентября следующего года разразилась ирано-иракская война, и нефтяная цена к середине восемьдесят первого доросла до тридцати девяти долларов. Но после этого она стала постепенно опускаться, и к 10-му февраля 1985-го года упала до отметки в двадцать шесть долларов восемьдесят шесть центов. В этот день с официальным визитом в США прибыл аравийский король Фахд, и в настоящее время многие считают, что во время этого визита тогдашний президент США Рональд Уилсон Рейган договорился с тогдашним королём Саудовской Аравии Фахдом ибн Абдуль Азиз аль Саудом об увеличении объёмов добычи нефти, каковое, по мнению адептов этой теории, и привело к снижению цен на таковую. А это снижение цен, в свою очередь, привело к гибели Советского Союза. И о том, насколько эта теория соответствует правде жизни, мы поговорим в следующем выпуске, а на сегодня пока всё. С вами был Сергей Шумаков и вы смотрели канал «Правда жизни».

Автор: Сергей Владимирович Шумаков

*мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Exit mobile version