Как 2020 год изменит общественно-политический ландшафт мира — мнение экспертов

После трудной весны многие страны мира зафиксировали быстрый подъем экономической активности в летние месяцы, однако аналитики Coface ожидают, что даже к концу 2021 года ВВП США и стран Европы не достигнет докризисного уровня. Общий объем мирового рынка еще долго останется на сниженном уровне, а это, в свою очередь, приведет к обострению проблемы неравного распределения ресурсов и, таким образом, к росту политических рисков в ближайшем будущем. Жюльен Марсийи, Главный экономист Coface, рассказывает о том, как COVID-19 меняет общественно-политический ландшафт мира.
Основные тезисы обзора – в видео по ссылке ниже (EN)

ЖЮЛЬЕН МАРСИЙИ, ГЛАВНЫЙ ЭКОНОМИСТ COFACE:

Летом на большей части мировых рынков произошел резкий всплеск активности, однако уже с начала осени темпы экономического восстановления стали быстро падать. Это происходит по двум причинам.

Первая причина – это, разумеется, новые вспышки пандемии коронавируса. COVID-19 по-прежнему нависает дамокловым мечом и над потребителями, и над бизнесом. Вторая причина – резкий рост безработицы и риска массовых сокращений. В условиях высокой рыночной неопределенности домохозяйства и предприятия перешли в режим жесткой экономии ресурсов, поэтому и объемы личного потребления, и объемы инвестиций существенно сократились.

Что это означает в контексте темпов роста мировых рынков? Coface ожидает, что даже к окончанию 2021 года ВВП Соединенных Штатов и стран Европы не достигнет уровня, зафиксированного накануне кризиса. Это значит, что объем мирового рынка еще долго останется ниже, чем по итогам 2019 года, а это, в свою очередь, может усугубить проблему неравного распределения экономических ресурсов и, таким образом, вызвать быстрый рост политических рисков уже в ближайшем будущем.

ОЦЕНКА ПОЛИТИЧЕСКИХ РИСКОВ С УЧЕТОМ ВЛИЯНИЯ ПАНДЕМИИ COVID-19 НА РЫНОК

Coface оценивает уровень политических рисков исходя из двух основных индексов. Первый – это индекс общественно-политической напряженности, обусловленной в том числе и экономическими причинами. При его расчете учитывается разрыв в доходах разных слоев населения, уровень безработицы, коррупции и так далее. Второй индекс – индекс способности населения к мобилизации. При его расчете оценивается доступность интернета для широких масс, доля городского населения в стране, средний уровень образования граждан и ряд других индикаторов.

На текущий момент самый высокий уровень политических рисков и вероятности масштабных народных волнений наблюдается в Иране, также в топ-10 антирейтинга входит Турция (см. инфграфику ниже).

Нужно, однако, отметить, что в этом году на уровень риска массовых антиправительственных выступлений влияет еще один важный фактор – эффективность ответа властей страны на пандемию COVID-19. Недовольство широкой общественности конкретной страны тем, как государственные органы отреагировали на кризис, сильно увеличивает вероятность общественных волнений.

Чтобы учесть влияние пандемического кризиса на уровень политических рисков, экономисты Coface разработали модель, в которой помимо стандартных индикаторов общественно-политической напряженности учитывается также индекс эффективности ответа властей на пандемию. Эффективность ответа оценивается исходя из среднего числа заражений коронавирусом в конкретной стране, средней доли летальных исходов, строгости карантинных ограничений и ряда других индикаторов.

Если скорректировать стандартную методику оценки политических рисков с учетом «пандемического» фактора, мы увидим, что в красной зоне риска находятся многие страны Латинской Америки: Бразилия, Мексика, Колумбия, Перу. Также неблагоприятная обстановка наблюдается в Южной Африке.

Из числа развитых рынков самый высокий уровень политических рисков на данный момент демонстрируют Испания и США.

%d такие блоггеры, как: