Выборы в Москве: итоги

25 сентября 2013, 13:28 3047

Почти три недели, как закончились выборы московского градоначальника. Мероприятие оказалось очень неоднозначным. С одной стороны, создается впечатление честного обеспечение результатов волеизъявления граждан. Громких нарушений, «каруселей», массовой порчи и вброса бюллетеней не было. С другой стороны, проявилось редкое равнодушие москвичей к выборам – явка оказалась рекордно низкой.

Конечно, результат оказался предсказуемым, и кабинет мэра занял тот, кого власть хотела там видеть. Потуги оппозиции настоять на втором туре выглядят неубедительно, да и не нужен этот самый второй тур ни городу, и так здорово потратившемуся на процесс, ни самой оппозиции. Шансы Навального в нем были бы довольно призрачными. Итак, что принесло самое главное за последние недели событие в столице?

Несколько мифов, которые родились в процессе избрания мэра

победа Сергея СобянинаРоль в победе Собянина Новой Москвы. Высокие проценты поддержки электората на участках именно в этих районах, которые, якобы, и определили его победу, существенной роли не играли. Даже если принять гипотезу, что имелась некая накрутка (аналитики даже определили ее процент – 3,47), то в абсолютном количестве голосов это ничтожно малая величина.

На участках, где не было наблюдателей, проголосовало чуть менее 30 тысяч избирателей. Если отнять средний процент «накрутки» от общего количества активных избирателей, то получится цифра порядка тысячи человек. Всего в столице участвовало в выборах 2,3 миллиона, то есть, сомнительный процент составил бы только 0,05. Напомним, что от второго тура Сергея Собянина отделяло не 0,05, а 1,37 процента голосов, то есть роль Новой Москвы в его избрании преувеличена раз в тридцать.

Второй миф заключается в недооценке наблюдателей. Уже статистически доказано, что только присутствие наблюдателей на участке снижало процент голосов в пользу действующего градоначальника. То есть, определенная тенденция прослеживалась – там, где наблюдателей не оказалось (закрытые УИКи, больницы и т.п.), процент сторонников Собянина в среднем был выше на 3,47, чем на соседних участках в тех же районах.

Можно сделать вывод, что наблюдатели своим присутствием предотвратили искажение результатов в виде настойчивых «рекомендаций», которым могут поддаваться некоторые категории избирателей (к примеру, военнослужащие или больные). И тут имеется парадоксальная цифра. Если просчитать количество москвичей, голосовавших на участках без наблюдателей, их наберется 919,3 тысячи. Умножив это количество на 3,47%, мы получаем цифру 1,37 процентов от общего количества отданных за Собянина бюллетеней. Как раз это их количество и не дало состояться второму туру.

Вот тут мы подходим к третьему мифу – что власть не контролировала процесс и провела его абсолютно честно. Особенно если учесть отказ на предоставление подтверждающих записей с участков, что заставляет оппозицию подразумевать подтасовки и нарушения.

Мнение представителя оппозиции

мнение Гарри КаспароваВ свете вышеизложенного, можно по-разному оценивать прошедшие события. Гарри Каспаров, к примеру, сомневается, что Алексей Навальный был «в шаге от победы», о чем говорилось на митинге кандидата. Низкая явка, на которую указывают как на одну из причин неудачи, таковой не является. Если бы на участки явились люди с пассивной позицией, то они, скорее всего, проголосовали бы за действующую власть, уверен Каспаров.

Он вообще считает, что действующую власть в процессе избрания не поменять. Несмотря на «вегетарианский» характер процесса, допущение к нему Навального (отметим, что во многом благодаря инициативе Собянина) и отказ от грубых методов влияния на результат, все находилось под контролем. Игра в честность состоялась только из-за уверенности в результате. Но в случае, если бы что-то пошло не по сценарию, уверен Каспаров, тут же были бы пущены в ход другие методы, в том числе и судебные власти. Даже при невероятном стечении обстоятельств, если бы Навальный набрал 50% + 1, в кресло мэра ему было сесть не суждено.

Массовые протесты или честные выборы?

массовые протесты в РоссииГоворить о том, что именно Алексей Навальный имел подавляющее преимущество, это неправда. Но многие оппозиционеры уверены, что легитимно сменить власть не получится, даже если кандидат наберет подавляющее преимущество, скрыть которое не удастся. Гарри Каспаров приводит в пример Грузию, Сербию и Украину, где массовые протесты вынудили проводить честный избирательный процесс. Хотя до реального преимущества оппозиционерам еще очень далеко.

Выборы Ройзмана в Екатеринбурге вначале тоже подавались как победа. Однако, скорее всего, это было сознательное решение Москвы – отдать малозначительный, чтобы продемонстрировать честность и в какой-то степени сгладить напряженность. Екатеринбургский мэр по своим полномочиям напоминает английскую королеву, так как является всего лишь председателем думы города. А реально управляет всем избранный той же думой глава администрации. А в думу в основном получили мандаты единоросы.



Мнения и комментарии по теме
Комментарии
{**}