Интересы России на Ближнем Востоке

05 августа 2012, 22:01 4611

На январской пресс-конференции по итогам года Сергей Лавров заявил, что изменить чье-либо намерение любой ценой применить силу - нам не под силу. Но поддерживать такую инициативу Россия и СБ ООН не будут. Российская политика остается в этих рамках по отношению к Сирии. Наше государство не сражается за Сирию или Ближний Восток, оно, подобно остальным странам, отвоевывает власть и престиж, возможность влиять на события и оставаться значимой силой на мировом пространстве.

Советское наследство больше не играет роль

интересы России на Ближнем ВостокеПолитику России не понимают ни арабы, ни Запад. Сначала ее объясняли сугубо меркантильными соображениями, ведь Башар Асад является крупным клиентом российской военной промышленности. Но потом всем стало ясно, что Асад долго не продержится у власти, а упрямая поддержка России арабского правителя обрекает ее на враждебные отношения с будущими властями Сирии. Многие увидели конфронтацию в отношениях России с практически всем арабским миром. А это как необычно, так и недальновидно.

Однако, маловероятно и то, что Россия смогла бы сохранить свои позиции в регионе, своевременно «сменив сторону». Вспомнив пример со свержением Каддафи, когда Москва позволила это сделать, можно увидеть неблагодарность «сил прогресса». Стратегическое присутствие на Ближнем Востоке – вряд ли, приоритетная цель для России.

По сути, с временен СССР в этой части мира не было приобретено ничего нового. Россия сохранила нормальные отношения со всеми восточными политиками, включая Израиль, движение «Хамас» и монархию Персидского залива. Но содержательные российские контракты были сосредоточены на правителях - Хуссейном, Каддафи и Асадами, а теперь их режимы больше не актуальны. Новые власти не будут ориентироваться на Москву, но вполне вероятно, что сохранят международные отношения, ведь это важно для участия в мировой игре.

Либеральные взгляды правительства России

Башар АсадПосле событий на Ближнем Востоке стала заметна концептуальная коллизия внутри руководства РФ. Прошлый и нынешний президенты страны видят место России в мире по-разному. В прошлом году Дмитрий Медведев принял решение не накладывать вето на резолюцию СБ ООН, позволяющую применение военной силы против суверенного государства. Для Кремля это было необычным поступком, но таким образом еще раз были показаны приоритеты Медведева. Он видит Россию региональной державой. При этом глобальное измерение неизбежно – Москва намеревается быть влиятельной для всей Евразии, но и эта территория ограничена географически.

В августе 2008 года глава государства сделал заявление о защите сферы своих привилегированных интересов. Сразу после пятидневной войны такая фраза истолковывалась как новая русская экспансия. Но позже стало ясно, что сфера интересов подразумевает некие границы. Например, Советский Союз и США четкой сферы интересов не имели, точнее, их интересы охватывали весь глобус. Для Медведева же Ливия в интересы не входила. Отношения ограничивались контрактами на миллиарды долларов, а поддержка США и Европы казались ценнее.

Публично открещиваясь от либерализма, Медведев, по крайней мере, склонен к нему в международных отношениях. Типичный либеральный подход просматривается в его манере рассматривать все события и процессы по отдельности, принимать решения отдельно по каждому вопросу. Во внутренней политике он видит первичное влияние на внешнюю политику государства.

Реализм Владимира Путина

Владимир ПутинПо-другому смотрит на мир Владимир Путин. Он является приверженцем структурного реализма, согласно которому существует единая система, в которой все тесно взаимосвязано. Поведение государства зависит от внешних обстоятельств, а воздействие на одну сферу неизбежно влияет на другую. Потому российский президент критикует интервенционизм Запада, защищая принцип суверенитета как беспрецедентно важной составляющей системы. По мнению Путина, любое вмешательство в систему приводит к нарушению саморегуляции и создает всеобщий хаос.

Подобно Медведеву, Владимир Путин имеет свою сферу интересов для России. Его любимой идеей остается Евразийский союз, способный соединить рынки Европы и всего Тихоокеанского пространства. Но достижением цели президент занимается, играя на всем глобальном пространстве, используя с пользой обмен возможностей в других сферах на привилегии в своем секторе планеты.

Поведение России в отношении ливийского и сирийского конфликта иллюстрирует различие концепций. Для того, чтобы доказать значимость России в делах Ближнего Востока, возможно, было бы лучше вовремя «сдать» Башара Асада и позволить плавно смениться власти. Но в отличие от ЕС и США, которые зависят от энергопоставок арабов, Российская Федерация не теряет ничего жизненно важного в случае изменения ситуации в регионе.

Основной задачей сегодня для российского правительства остается защита страны от последствий изменения режимов, сохраняющихся в ближневосточном регионе. Рано или поздно трансформация охватит весь Ближний Восток, и к этому необходимо быть готовыми.



Мнения и комментарии по теме
Комментарии
{**}