Валерий Бодренков: Заказчики мне очевидны

26 апреля 2016, 05:37 1375

Сибирский цементНа днях СМИ сообщили об обысках и выемках документов, проведенных правоохранительными органами в офисе холдинга «Сибирский цемент» в рамках расследования по делу концерна «Швабе». «Сибцем» не давал комментариев на эту тему, но для «МК» сделано исключение. Об этом и не только мы беседуем с первым вице-президентом холдинга, кандидатом юридических наук Валерием Бодренковым.

- Валерий Александрович, является ли «Сибцем» фигурантом этого уголовного дела?

- «Сибирский цемент» не является фигурантом уголовного дела. Правоохранительные органы в рамках расследования, связанного с холдингом, входящим в госкорпорацию «Ростех», проводили обыск у одного из арендаторов офисного центра, в котором наша компания занимает часть помещений. Одновременно была изъята часть документов из кабинетов, занимаемых московским представительством «Сибцема». Как мы считаем, отдельные следственные действия проводились с нарушениями. С просьбой проверить их законность мы обратились в соответствующую надзорную инстанцию.Отмечу, что любое мероприятие, проводимое в рамках расследования уголовного дела не в публичном месте, является тайной следствия. Поэтому сообщение известного СМИ об «обысках и выемках документов» в офисе «Сибцема» (а это закрытое помещение с ограниченным доступом) не может быть случайным и скорее всего кому-то выгодно.

- Судя по публикациям в СМИ, у «Сибирского цемента» серьезные претензии к Андрею Муравьеву и его партнеру Андрею Кирикову. В чем заключается их первопричина?

- Суть проблемы вижу в том, что Андрей Муравьев, когда являлся президентом ОАО «ХК «Сибцем» и миноритарным акционером компании, в корне неверно понимал свою в ней роль. Мне представляется, он считал себя главным в «Сибцеме», в то время как в действительности являлся топ-менеджером, приглашенным мажоритарием Олегом Шарыкиным. Думаю, из подобного отношения к компании вытекает и свобода в обращении с ее финансовыми средствами. Эта картина событий и мотивов стала мне очевидна по итогам аудита, проведенного в холдинге по поручению Совета директоров после ухода команды Муравьева. Бывший вице-президент холдинга Сергей Храпунов взял займ на сумму более 30 млн рублей. Долг подтвержден решением суда, выданы исполнительные листы. Бывший топ-менеджер «Ангарскцемента» Станислав Голотвин работал помощником Андрея Муравьева в «Сибцеме». В это время компания предоставила займ - 2,5 млн рублей. Документы по какой-то причине оформили не должным образом, в итоге «Сибцем» вынужден был списать эти средства. Андрей Кириков взял у «Сибцема» 50 млн рублей, по его утверждению, «на представительские расходы». К сожалению, в суде не получилось доказать, что это был именно займ, поэтому деньги вернуть не удалось. Однако я считаю, факт говорит сам за себя: сумма слишком крупная для «представительских целей». Еще одна показательная история связана с ООО «СПИК», учредителем которого являлся Муравьев.

- Андрей Муравьев придерживается мнения, что эта компания займ не брала.

- Если не брала, то почему некое ООО, не имеющее никакого отношения к займу, вернула холдингу 70 млн рублей? На мой взгляд, история со «СПИКом» ярко иллюстрирует принципы работы, которые практиковались бывшими управляющими. После получения исполнительных листов на взыскание долга «СПИК» перерегистрировался из Кемеровской области в Краснодарский край. Там у Андрея Муравьева сельскохозяйственный бизнес – холдинг Parus Agro. Так вот, Новокубанский районный отдел регионального УФССП по явно незаконным поводам (это подтвердил суд) всячески противодействовал нам в возбуждении исполнительного производства. Тем временем Муравьев вышел из числа учредителей, а компания начала процедуру банкротства. В 2012 году мы через суд добились включения задолженности в реестр требований кредиторов. Но тут в процесс вошел офшор Кристалтех Файненшнл Лтд, которому «СПИК» якобы оказался должен 144 млн руб. Представитель этой компании предоставил сначала копии, а потом, по требованию суда, и оригиналы векселей. И мы обнаружили, что в копиях и оригиналах имеются отличия.

- И что вы сделали?Сибирский цемент

- Мы потребовали приобщить документы к делу и назначить экспертизы всех документов, поданных Кристалтех Файненшнл Лтд. Кроме того, по заявлению «Сибцема» было возбуждено уголовное дело о мошенничестве. Следствие изъяло документы. Однако они пропали из материалов дела. На данный момент расследование прекращено в связи с утратой главного доказательства.

- Ранее представители «Сибцема» заявляли, что одним из сомнительных управленческих решений Андрея Муравьева является несостоявшаяся сделка по покупке турецких активов компании «Симан Франсэ». Правда ли, что она могла привести холдинг к банкротству?

- Решениями судов установлено, что «турецкая» сделка являлась для ОАО «ХК «Сибцем» убыточной. Трое ведущих российских специалистов провели ее экспертную оценку. В основу расчетов положены показатели 2007 года, когда цементный рынок страны демонстрировал пиковые значения. Даже при таких оптимальных условиях, – утверждают эксперты, - холдинг обанкротился бы в скором времени после заключения сделки, если бы она не была отменена.

- Как вы считаете, Андрей Муравьев – идеолог покупки турецких активов – это понимал?

- По моему убеждению, он не мог этого не понимать. Совет директоров одобрил только начало работ по структурированию сделки, в действительности этот процесс мог занять годы. Принятие решения о согласовании сделки в целом относится к компетенции общего собрания акционеров. Таковое было проведено, но позже Арбитражный суд Кемеровской области отменил его результаты, в частности, потому, что представитель мажоритарного акционера голосовал по недействительной доверенности. Кроме того, по мнению экспертов, к которым мы обращались, заявленное техническое и финансовое состояние активов не соответствовало реальному, механизм финансового обеспечения сделки был не до конца проработан. Требовалось обсудить изменение условий. Соответствующее обсуждение началось, однако, 31 октября сама «Симан Франсэ» прервала переговоры, направив холдингу уведомление о расторжении договора. Но уже были подписаны документы о перечислении аванса и отправлены 50 млн евро французам. В ходе длительных судебных процессов холдинг получил убедительные доказательства всех вышеперечисленных фактов о деятельности Андрея Муравьева как единоличного исполнительного органа ОАО «ХК «Сибцем». По моему мнению, он в ответе перед Обществом и его акционерами за «турецкую» сделку.

- Кому могло быть выгодно наступление того негативного сценария, о котором говорят эксперты?

- В процессе банкротства компания оказалась бы под контролем основных кредиторов — французов. И они в такой ситуации легко могли бы привлечь миноритарных акционеров в лице Муравьева и Кирикова к управлению банкротящимся холдингом. Похожая схема была реализована в ОАО «РТМ» - некогда крупнейшем в России девелопере. По данным «Российской газеты», Муравьев и Кириков купили 36,9% акций девелопера.

- Свою причастность к банкротству «РТМ» и выводу из компании активов Муравьев и партнеры неоднократно пытались опровергнуть...

Сибирский цемент- Они хотели признать эти сведения не соответствующими действительности в судебном порядке, но во всех инстанциях проиграли процессы против «Российской газеты», «Парламентской газеты», «Аргументов недели», одного из миноритариев ОАО «РТМ» - ООО «Инвестиционные фонды». На момент банкротства Муравьева и Кирикова как учредителей в компании формально не было. Однако девелопером по-прежнему управляли г-да Голотвин, Храпунов и Михалев. Кстати, Голотвин на протяжении многих лет работает с Муравьевым. В отношении Голотвина недавно возбуждено уголовное дело по статье «Вымогательство». О невозвращенных долгах Храпунова я уже упоминал. Приставы вынесли постановление о запрете ему выезжать за рубеж. Одновременно он подал заявление на банкротство себя, как физического лица.

- Как вы боретесь с информационными атаками, о которых периодически сообщает пресс-служба холдинга?

- Во-первых, мы дезавуируем информацию в медийном поле, сообщая общественности факты и только факты. Во-вторых, обращаемся в суды в целях защиты чести, достоинства и деловой репутации. На данный момент выиграли 10 процессов, не проиграв ни одного. Решениями судов распространяемые сведения признаны порочащими и не соответствующими действительности. Холдинг всегда открыто и честно представляет общественности свою позицию. Критиковать ее в Интернете, скрывая свою личность с помощью современных технологий, никакого труда не составляет. Но такие заявления не имеют никакой ценности, потому что никто не готов нести за них ответственность.

- Заказчики вам очевидны?

- Полагаю, они всем очевидны. Вот лишь один из нюансов. На тематическом сайте, содержащем порочащие и не соответствующие действительности сведения о «Сибирском цементе» и его руководстве, выложено фото с одного из праздничных вечеров. Наверное, какой-то злоумышленник выкрал это фото из семейного архива Муравьевых и отдал его анонимным «доброжелателям»!

А если серьезно, среди порочащих сведений есть не просто грязные, но и откровенно подлые. Ни для кого не секрет, что я вынужден был оставить должность на государственной службе по собственному желанию, пытаясь спасти дорогого мне человека – смертельно больную жену. Увы, эти высказывания анонимны, иначе я бы с великой радостью размазал клеветника в суде. А если бы на дворе был XIX век – не задумываясь, вызвал на дуэль. В отличие от этих анонимов для меня слова «честь» и «порядочность» не пустой звук. Считаю верхом цинизма, когда святые вещи извращают для того, чтобы облить человека грязью в каких-то сиюминутных целях.

- Андрей Муравьев сегодня владеет значительным пакетом акций ОАО «ХК «Сибцем». Почему ему не удается стать членом Совета директоров?

- Во-первых, акциями владеет не он, а офшор Parus Capital. На сегодняшний день, насколько я знаю, бизнес Андрея Муравьева в основном в офшорах. Несмотря на государственный тренд на деофшоризацию, компании, к которым имеет отношение этот бизнесмен, не торопятся выйти из тени, возможно, не готовы к последствиям такого шага. Во-вторых, представители не слишком ответственно к этому процессу относятся. Об этом даже писали в СМИ, что попытка Муравьева получить кресло в Совете директоров провалилась, так как его представитель на выборах перепутал в бюллетене номера кандидатов. Но это не мешает ему продолжать выступать с необоснованной критикой «Сибцема», хотя, ни одного иска по результатам голосования его юристы не подавали. Складывается впечатление, что ему интересно не место в Совете директоров, а повод для очередной порции критики компании.

- Он упирает, прежде всего, на то, что раньше капитализация компании была выше, а управление – лучше.

- Борис Синегубко рассказывал журналисту Forbes, что в период президентства его партнера – Андрея Муравьева – капитализация «Сибцема» напоминала «пузырь». Тогда акция стоила более 100 долларов, сегодня – около 6. Естественно, инвесторы не могут быть довольны. Когда они обращаются ко мне с вопросом, что делать, рекомендую им подавать исковые заявления к бывшим управленцам за рубежом.

Что касается управления компанией. Как показывает практика, собственники в период экономического кризиса нередко лично переходят к оперативному управлению. Сегодня «Сибирский цемент» возглавляет президент и мажоритарный акционер Олег Шарыкин, который ранее являлся председателем Совета директоров холдинга. Вместе с тем по каждому значимому вопросу вице-президент, к блоку которого он относится, готовит доклад, тема обсуждается на Бюджетном комитете (состоит из топ-менеджеров и CEO), при необходимости проблему выносят на Стратегический комитет, на Совет директоров. До 2009 года в холдинге решения принимал узкий круг лиц, в который входили президент Андрей Муравьев, вице-президенты Сергей Храпунов и Владимир Анохин. За эти годы от «кулуарного» менеджмента мы перешли к правильно структурированным процедурам коллегиального принятия решений.

- Какова Ваша роль в этом процессе?

- Свою роль не преуменьшаю, но и не преувеличиваю. В крупных холдингах всегда есть люди, которые занимаются оценкой и управлением рисками, связями с общественностью и органами власти, защитой бизнеса и репутации. Это и российская, и зарубежная практика. Считаю, что со своими обязанностями неплохо справляюсь, раз уж оппоненты в анонимных публикациях мне чего только ни приписывают! Но я отношусь к этому с должной иронией. Считаю, что бесплатная «реклама», которую делают мне оппоненты, работает против них. Ко мне нередко обращаются люди, пострадавшие от их действий. В силу этого сегодня я располагаю достаточно большим объемом информации. Как законопослушный гражданин не могу пройти мимо правонарушений. И привык помогать пострадавшим. Каждого стараюсь выслушать, дать полезный совет.

- Видимо, речь идет, в том числе, о Ваших письмах по поводу банкротства «РТМ».

- Андрей Муравьев обвиняет меня в том, что я обращался по этому вопросу к депутату Павлу Дорохину. Об этом свидетельствует публикация в газете «Коммерсант». Павел Сергеевич является заместителем председателя Комитета Государственной думы РФ по промышленности. Он имеет большой опыт в рассмотрении жалоб руководителей предприятий в связи с рейдерскими захватами, мошенничеством, фиктивными банкротствами. Он награжден медалью Следственного комитета РФ «За содействие». Поэтому я изложил известные мне факты в письме именно к Павлу Дорохину. После чего на него обрушились обвинения. Тем не менее, каждый имеет право обратиться к депутату – народному избраннику. Насколько я знаю, сам Андрей Анатольевич письменно обращался к двум депутатам, а люди из его близкого окружения – еще к одному депутату и одному сенатору. Вижу в этом нормальную реализацию гражданами своих прав. Не буду называть фамилии членов Федерального собрания РФ, чтобы не уподобляться г-ну Муравьеву, который дважды публично выразил негодование по поводу выполнения Павлом Дорохиным его депутатских обязанностей. Тем более что мне нечего скрывать и я (в отличие от моих оппонентов) заинтересован во всестороннем исследовании всех обстоятельств, связанных с невыплатой долгов «Сибирскому цементу», банкротством ОАО «РТМ» и пр. Это сложный процесс: рассмотрение обращений, ведение гражданских процессов, расследование уголовных дел. Конечно, мы не ждем быстрых результатов, но они обязательно будут.

- Андрей Муравьев и Андрей Кириков из Кемеровской области, откуда Вы родом. Вы знаете их лично?

- Да. Не будет преувеличением сказать, что я относился к Андрюше Муравьеву как к сыну. После обучения в Америке Андрей стал работать в администрации Кемеровской области директором департамента лицензирования. Андрею Кирикову, когда он еще даже не закончил вуз, дали возможность заниматься юридическим обеспечением деятельности промышленных предприятий. По сути, оба молодых человека авансом получили пропуск в региональные элиты. Я считал, что они вырастут в людей с государственным мышлением. Но вышло иначе. Очень жаль.

 

Источник - http://www.mk.ru/economics/2016/04/22/valeriy-bodrenkov-zakazchiki-mne-ochevidny.html



Комментарии
{**}