Чем трагедия в Гюмри грозит российско-армянским отношениям?

20 января 2015, 14:30 1388

митинги в Гюмри

12 января в армянском Гюмри, где расположена военная база российских вооружённых сил, произошла трагедия, потрясшая весь город. Российский военнослужащий Валерий Пермяков самовольно покинул расположение военной части с оружием, проник в один из жилых домов, где хладнокровно убил шестерых человек и ранил штык-ножом полугодовалого младенца (в понедельник ребёнок скончался от полученных ран). На следующий день рядовой был задержан при попытке перейти границу, а затем признался в совершённом преступлении.

Переговоры продолжатся

солдат-убийцаВ настоящий момент Россия и Армения продолжают вести переговоры о том, где должны судить преступника. В центре обсуждения находится двустороннее соглашение «По вопросам юрисдикции и взаимной правовой помощи по делам, связанным с нахождением российской военной базы на территории Республики Армения». Оно предусматривает, что за дезертирство военнослужащий должен быть наказан по российским законам, а за убийство – по армянским.

Тем не менее, уже 14 января на улицы Гюмри вышли демонстранты, требующие выдачи солдата армянской стороне. В манифестации приняли участие более двух тысяч человек, отмечались небольшие стычки между демонстрантами и полицией.

Все готовятся к суду

В Армении Пермякову был назначен общественный защитник: ей стала адвокат Тамара Яйлоян. Однако позднее адвокат отказалась от исполнения своих обязанностей. «Решение мое эмоциональное. Когда он стал рассказывать, как заколол штык-ножом двух детей, я покинула помещение и не смогла продолжить процесс. Может, это непрофессионально, но это так», – прокомментировала Яйлоян своё решение в эфире гюмринского телеканала.

В воскресенье состоялся телефонный разговор между президентами России и Армении, в котором было отмечено намерение обеих стран сотрудничать в разрешении возникшей правовой коллизии. Путин заверил Саргсяна, что расследование преступления будет проведено в максимально сжатые сроки, а виновный будет наказан.

Мнение эксперта

прощание с погибшими в ГюмриО том, как события в Гюмри могут повлиять на развитие российско-армянских отношений, корреспонденту «Деловых Новостей» рассказал политолог Пётр Лисков

Относительно соглашения между РФ и Арменией я бы упомянул вот что. Действующая российская концепция внешней политики в качестве одной из целей внешнеполитической деятельности России провозглашает «всестороннюю защиту прав и законных интересов российских граждан и соотечественников, проживающих за рубежом». Хотя положения концепции и не имеют прямой юридической силы, они оказывают непосредственное влияние на те действия, которые Россия предпринимает или не предпринимает во взаимодействии с другими государствами.

В политике большей силой, чем юридические нормы, обладает так называемая политическая воля. Давайте вспомним недавнюю ситуацию, когда в Пакистане, после террористической атаки на школу в Пешаваре, отменили мораторий на смертную казнь. Напомню, что в пакистанской тюрьме находился приговорённый к смертной казни за терроризм российский гражданин. И тогда российский МИД действительно предпринимал серьёзные усилия по возвращению этого гражданина в Россию. Правда, казни ему, как мы помним, избежать не удалось. Но так или иначе, в похожей ситуации – когда российский гражданин совершил преступление на территории другой страны – отказываться от своих внешнеполитических приоритетов, проявлять непоследовательность, было бы неправильно. Безусловно, надо тесно взаимодействовать с армянскими правоохранителями для тщательного расследования этого преступления, и судить преступника по всей строгости российского закона. Армянское руководство пока показывает, в целом, согласие с такой позицией.

Некие силы...

акции протестаЧто касается манифестаций, которые проходят в Армении по вопросу выдачи преступника, то здесь видится следующее. Есть некоторые силы, которым российско-армянское сближение (а Армения, напомню, совсем недавно стала членом ЕЭС) и сотрудничество невыгодно и которые пытаются ему препятствовать. Удивительно быстро вопрос о выдаче преступника перерос в вопрос о присутствии российской военной базы в Армении (которая, впрочем, выполняет для самой Армении стратегическую функцию «балансира» в тлеющем конфликте с Азербайджаном). Надо понимать, что толпы людей сами по себе на улицу не выходят, всегда нужны организаторы.

Таким образом, я придерживаюсь позиции о том, что в данном случае политику и уголовный процесс нужно разделять. Безусловно, эта ситуация поставила перед Россией много вопросов, начиная от параметров комплектования зарубежных баз личным составом до адекватности ранее принятых обязательств современным политическим реалиям. В любом случае, хочется верить, что ответы на них будут найдены, и трагедия в Гюмри не нанесёт вреда отношениям между Россией и Арменией.



Комментарии
{**}