Миноритарий «Ангарскцемента»: шаг от злоупотребления правом до вымогательства

04 декабря 2015, 19:44 579

 

 

В начале ноября был задержан Станислав Голотвин - бывший миноритарный акционер ОАО «Ангарскцемент» (цементный завод в Иркутской области). В отношении него 23 октября с.г. возбуждено уголовное дело по статье 163 УК РФ. Это один из первых прецедентов, когда миноритарного акционера сначала обвиняют в корпоративном шантаже, а потом предъявляют обвинение в вымогательстве.

Согласно сведениям из банка решений arbitr.ru, Станислав Голотвин представил в арбитражи более 30 исков по оспариванию решений органов управления ОАО «Ангарскцемент» и прочим вопросам. При этом только в отношении 2 дел судом при новом рассмотрении частично удовлетворены исковые требования. В отношении остальных исков либо вынесены судебные акты об отказе в удовлетворении требований, либо в прекращении производства по делу, либо заявления оставлены без рассмотрения, возращены истцу.

Адвокат Адвокатской палаты г. Москвы Николай Байков в интервью ИА «Регнум» заявил, что «вся его (Головина – Прим.ред.) публичная деятельность по отстаиванию своих прав как акционера носила исключительно законный характер». Однако арбитражные судьи в ходе рассмотрения 8 дел пришли к выводу о наличии в его действиях признаков злоупотребления правом, предусмотренных статьей 10 ГК РФ. Кроме того, вызывает вопрос, о защите каких законных интересов идет речь, если Голотвин, владевший 0,016% уставного капитала ОАО «Ангарскцемент», в любом случае не мог повлиять ни на одно существенное решение органов управления обществом.

Кемеровский судПо данным открытых источников, миноритарий также направил 17 заявлений в правоохранительные органы Иркутской области о возбуждении уголовных дел в отношении руководства завода (по всем вынесены постановления об отказе в возбуждении УД), писал жалобы в иные органы власти - в том числе Федеральную налоговую службу РФ и Центральный банк РФ.

В научном журнале «Безопасность бизнеса» (№4 от 11.09.15) опубликована статья Татьяны Колосовской, заместителя генерального директора по правовым и корпоративным вопросам ОАО «Ангарскцемент», и Ольги Жаркой, начальника группы корпоративных процедур акционерного общества «Актуальные вопросы злоупотребления миноритарными акционерами своими правами». В ней утверждается, что «за весь период владения акциями Голотвин С.А. ни разу не принял участия в управлении обществом посредством участия в общих собраниях акционеров». Довольно странно для миноритария, который декларирует желание активно влиять на деятельность предприятия.

Вместе с тем защита миноритария не отрицает, что он хотел продать пакет акций завода. По словам Голотвина, которые приводит ИА «Байкал24», «сделка, которую предложил Валерий Бодренков (первый вице-президент ОАО «ХК «Сибцем» - Прим. ред.), была изначально невыгодна. Поэтому он продал свой пакет акций "Ангарскцемента" физическому лицу, не связанному с цементным бизнесом, и получил за него сумму, в 24 раза превышающую предложенную ранее Бодренковым». Впрочем, Колосовская и Жаркая указывают на то, что Голотвину «неоднократно предоставлялась возможность реализовать свой пакет по рыночной цене: 8 раз обществу на основании ст.ст. 75, 76 Федерального закона «Об акционерных обществах», 2 раза крупным акционерам на основании мирового соглашения в рамках дела № А19-13539/2012 и на основании обязательного предложения». Выходит, единственное, в чем можно обвинить «Сибирский цемент», - цену в 24 раза выше рыночной они не предложили.

Как следует из заявления ОАО «Ангарскцемент» в правоохранительные органы, Голотвин С.А. неоднократно требовал выкупить у него акции предприятия по существенно завышенной цене. В противном случае он угрожал продолжить распространение порочащих сведений о заводе и его руководителях, действующих и бывших акционерах компании. Ранее миноритарий являлся заместителем генерального директора предприятия по правовым вопросам и владел сведениями о производственной деятельности, различных управленческих решениях.

«Мы расцениваем деятельность бывшего акционера как попытку корпоративного шантажа – так называемого гринмейла. Считаем, что в действиях г-на Голотвина прослеживаются признаки преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ «Вымогательство», и в соответствии с российским законодательством обратились в правоохранительные органы с просьбой провести проверку», - говорит генеральный директор ОАО «Ангарскцемент» В.А. Афанасин. 

«Вымогательство предполагает требование безвозмездной передачи имущества, денежных средств под угрозой распространения порочащих сведений или физического воздействия на потерпевшего или его близких, что, безусловно, в данном случае отсутствует», - подчеркивает адвокат Николай Байков.

Так распространялись все же порочащие сведения или нет? Слово, как известно, не воробей… По данным пресс-службы ОАО «ХК «Сибцем», Голотвин многократно давал комментарии в СМИ, касающиеся ОАО «ХК «Сибцем» и ОАО «Ангарскцемент», пытаясь ввести общественность в заблуждение. В обоснование своих слов холдинг, в частности, приводит решение Центрального районного суда г. Кемерово от 28 сентября 2015 года. Суд признал порочащими и не соответствующими действительности утверждения, которые содержались в интервью С.А. Голотвина Интернет-ресурсам «Момент истины» и «Захват.ру».

«Акционер давал средствам массовой информации комментарии об обществе и его крупных акционерах крайне негативного характера, о неоднократных нарушениях в его деятельности, о совершении преступлений руководящим звеном общества невзирая на то, что указанные обстоятельства не были установлены судом или уполномоченным на то контролирующим органом. В рамках арбитражных дел акционер неоднократно пытался истребовать через суд у общества, а также его контрагентов, а порой и у третьих лиц, информацию, на получение которой в соответствии с законодательством у него отсутствует право, - пишут Колосовская и Жаркая. - Между тем есть все основания полагать, что целью получения данной информации было ее последующее использование акционером в собственных целях, одной из которых являлось причинение максимально возможного вреда интересам общества и его крупных акционеров».

По мнению Николая Байкова, реализация Голотвиным «его законных прав по защите собственных интересов была в итоге квалифицирована следственными органами как элемент вымогательства, что и послужило формальным поводом для возбуждения уголовного дела».

«Необходимо различать защиту прав миноритариев, гринмейл (корпоративный шантаж) и вымогательство, - сказал в интервью "Полит.ру" кандидат юридических наук, член Совета директоров ОАО «Ангарскцемент», первый вице-президент ОАО «ХК «Сибцем» Валерий Бодренков. - Миноритарий вправе защищать свои права в порядке, установленном законом: обращаться в акционерное общество, в государственные органы. При этом он преследует единственную цель – реализовать свое право на участие в управлении обществом. Права миноритария строго регламентированы федеральным законом №208. Если он хочет получить больший объем прав, ему необходимо увеличить свой пакет акций.

Гринмейлер преследует другую цель: извлечь максимальную прибыль из продажи своего пакета под угрозой создания препятствий для осуществления нормальной хозяйственной деятельности общества. Одним из методов создания препятствий является необоснованная подача исков. Так, Станислав Голотвин направил в арбитражные суды более 30 заявлений, более чем в 25% случаев суд выявил факты злоупотребления правом с его стороны. Г-н Голотвин, будучи юристом, отчетливо понимал, что он именно злоупотребляет правом, а не защищает свои права. В данной части миноритарий ни разу не обжаловал принятые судами решения».Ангарскцемент

В этой связи Колосовская и Жаркая констатируют: «Корпоративный шантаж отличается тем, что действия акционера носят формально правовой характер, т.е. де-юре акционеры отстаивают собственные права, тогда как де-факто их действия преследуют цели, не связанные с восстановлением их прав».

«Вымогатель идет дальше, - продолжает Бодренков. - Он не ждет, пока ему предложат выкупить его пакет акции по завышенной цене. Он требует выкупить его пакет по стоимости, многократно превышающей реальную, под угрозой распространения порочащих сведений. То есть объективная сторона вымогательства состоит из предъявления имущественных требований и угрозы причинения потерпевшему нежелательных последствий. В случае с Голотвиным и требования, и угрозы поступали неоднократно. Причем он гарантировал, что продолжит подавать заявления и жалобы, распространять порочащие сведения, если его желания не будут удовлетворены. Таким образом, внешне действия миноритария выглядят как защита его прав, по сути являются злоупотреблением правом. Оно, в свою очередь, является тем насильственным действием, под угрозой которого, по нашему мнению, акционер вымогал деньги».

Колосовская и Жаркая убеждены: «В настоящее время в российском законодательстве практически отсутствуют приемлемые способы предотвращения злоупотребления миноритарным акционером своими правами. И главной проблемой является отсутствие легального определения понятия «злоупотребление правом», что связано с крайне неудачной формулировкой статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации. Такая неопределенность значительно затрудняет применение данной статьи на практике, поскольку суды зачастую опасаются вольно трактовать ее положения в связи с тем, что их мнение может не совпасть с точкой зрения вышестоящих судов. Кроме того, согласно сложившейся правоприменительной практике, для признания действия злоупотреблением правом необходимо доказать, что данное действие направлено исключительно на причинение вреда другому лицу. С учетом безусловности многих прав в рамках корпоративных правоотношений доказать, что единственной целью их осуществления является причинение вреда другому лицу, практически невозможно. В связи с этим в настоящий момент имеется очень мало примеров признания тех или иных действий в рамках корпоративных отношений злоупотреблением правом».

Следствию предстоит выяснить, достаточно ли оснований для привлечения Голотвина к ответственности по статье «Вымогательство». На данный момент он отпущен под залог 10 млн рублей.

 

Автор: Елена Стрельцова

 

Источник: http://polit.ru/article/2015/12/03/angarskcement/



Комментарии
{**}