Давление на крымский Меджлис усиливается

19 сентября 2014, 10:07 3057

16 сентября сотрудниками Следственного комитета был проведён обыск в здание Меджлиса крымско-татарского народа в Симферополе – с утра здание было оцеплено полицией, а оперативники «просматривали и обыскивали всё и вся», как сообщали очевидцы.

Напряжение растет

давление на крымский Меджлис растётОфициальный представитель Меджлиса в комментариях для прессы связывал проведение обыска с событиями, произошедшими в начале прошлого мая. Мустафе Джемилеву запретили въезд на территорию полуострова и Меджлисом была запланирована мирная акция по встрече Мустафы Джемилева, лидера крымских татар. Встреча состоялась в населённом пункте Армянск, близ пропускного пункта на российско-украинской границе. В ходе акции часть её участников прорвали границу, что привело к потасовке – сообщалось, что пограничникам даже пришлось стрелять. После акции был заведён ряд уголовных дел.

Кроме обыска в здании Меджлиса, по сообщениям пользователей соцсетей, в тот же день состоялся обыск в квартире одного из членов Меджлиса Эскендера Бариева. В его доме обыск проводили сотрудники ФСБ в сопровождении вооружённых людей в масках. «Предъявив постановление с уже ставшим для Крыма дежурным – оружие, запрещенная литература – и в присутствии двух приведенных с собою «понятых» непрошенные гости перерыли все вещи в доме, включая и детские игрушки. В ходе обыска фээсбэшники изъяли и унесли с собой ноутбук и системный блок от стационарного компьютера», – написал в Facebook пользователь Рефат Чубаров.

Банальная месть

бойкот татарами выборовНекоторые связывают проведение обыском с «местью за бойкот татарами выборов 14 сентября»: ранее крымский Меджлис принял такое решение, аргументируя его своей позицией по непризнанию присоединения региона к России. «Мы сторонники территориальной целостности Украины. Мы прекрасно понимаем, что это только начало репрессий, их основная цель – чтобы крымские татары, не дожидаясь депортации, уехали из Крыма», – сообщил секретарь Меджлиса Заир Смедляев «Ведомостям». При этом, по данным избирательных комиссий, на участки для голосования пришло порядка 40% от избирателей-татар.

В то же время политологи отмечают, что существует зримый раскол между отдельными членами Меджлиса, поэтому сложно говорить о нём как о единой и целой сущности. Ранее троих депутатов – Ремзи Ильясов, Заур Смирнов и Тейфук Гафаров – получили обвинения в «раскольнической деятельности» за поддержку политики России в Крыму, за что были исключены из организации. Кроме того, следует отметить, что Меджлис крымско-татарского народа не был зарегистрирован в российских реестрах, поэтому формально он является нелегальной организацией. Эксперты считают, что проведённые обыски в Меджлисе и в квартире его члена были предварительным сигналом о роспуске в будущем Меджлиса вообще.

Точка зрения эксперта

Меджлис будет боротьсяО том, насколько велик потенциал разгорания этнического конфликта в Крыму, корреспонденту «Деловых Новостей» рассказал конфликтолог Артём Федоринов.

Татарское сообщество в Крыму таит в себе серьёзный конфликтный потенциал, в перспективе способный стать «слабым местом» региона в политическом смысле. Татарские элиты проявили крайне нелояльную позицию по отношению к российскому правительству, поэтому обещанные татарам политические привилегии и не были даны: оказалось проще при помощи политического давления отстранить их от власти, тем более, что Меджлис стал исполнять роль политического «проводника» из Киева в Симферополь.

Существующая конфликтогенность определяется фактом раскола внутри представителей татарского этноса в Крыму: часть из них готова поддерживать руководство Меджлиса – а, значит, и его позицию, во многом совпадающую с официальной позицией Киева; другая часть является политически менее активной, и скорее выберет более-менее лояльное отношение к российскому правительству. Позицию вторых укрепляют денежные вливания в новый регион, выражающиеся в сравнительно быстром повышении уровня жизни на полуострове. Что касается первой категории, то влияние на них оказывают те самые опальные татарские элиты, поддерживаемые Киевом. И здесь можно говорить о гораздо меньшем количестве доступных ресурсов.

Однако потенциал влияния этнических элит на этнические группы определяется не только наличием материальных и финансовых ресурсов – религиозно-идеологические факторы могут даже склонить чашу весов на свою сторону. Поэтому от российских властей в крымской политике требуется тщательное внимание именно к этнической политике, что, в свою очередь, требует тонкости и, как бы банально это ни звучало, мудрости.



Комментарии
{**}