Взлом Facebook: методы ФСБ

12 июля 2013, 14:20 6651

Городской суд столицы оставил в силе решение о задержании Павла Врублевского, обвиняемого в DDoS-атаке 2010 года на систему Assist, повлекшую серьезные убытки «Аэрофлота». Два года назад Врублевский уже побывал в Лефортово, провел под арестом полгода, после чего был отпущен под подписку на период следствия, которое проводило ФСБ. После передачи в апреле дела в суд обвинение заявило, что подозреваемый якобы оказывает на свидетелей давление, и потребовало повторного ареста.

Предвзятость суда и подробности «давления»

Павел ВрублёвскийЗащита на законных основаниях обратилась с апелляцией по факту ареста Врублевского. Оказывается, жалобы обвинения построены исключительно на заявлении Никиты Евсеева, одного из свидетелей по делу. Причем свидетель этот тесно связан со следователем ФСБ Дадинским, который и вел расследование (Дадинский является крестным сына Евсеева). Евсеев, согласно материалам ФСБ, был понятым во время осуществления следственных действий. Причем на протоколах подпись «понятого» подделана, о чем имеется заключение почерковедческой экспертизы.

Косвенно фальсификацию протокола подтверждает и вторая «понятая» Анастасия Курочкина, которая сразу заявила суду, что ни в каких правовых мероприятиях не участвовала и, соответственно, не подписывала никаких документов. Звонок подозреваемого «понятому» Евсееву с просьбой засвидетельствовать в суде факт фальсификации его подписи Мосгорсуд расценил как давление на свидетеля, оставив решение об аресте в силе.

Но это не все попытки ФСБ при отсутствии прямых улик любыми методами довести дело до показательного обвинительного приговора. Следователи не гнушаются давлением, физическим воздействием в отношении фигурантов (об этом далее) и даже противозаконными методами. Они даже пошли на взлом Facebook.

Вправе ли ФСБ использовать любые методы?

методы ФСБСотрудники службы незаконно завладели частной информацией Врублевского на американском сервере соцсети, а также перепиской свидетельницы Курочкиной на Facebook. Согласно пресс-релизу адвокатов обвиняемого, видно, что ЦИБ ФСБ, невзирая на нормы международного права, действующие конвенции и договора, осуществило взлом Facebook. Об этом был уведомлен Тушинский суд, который рассматривает дело. ФСБ обосновало свои действия тем, что законным путем доступ получить нельзя. При этом судья Наталья Лунина к воровству информации отнеслась с пониманием и приобщила ее к рассматриваемому делу.

Разумеется, обвинение факт взлома Facebook полностью поддержало, как и позицию судьи Луниной. То, что американская социальная сеть по щелчку пальцев сотрудника ФСБ не дает доступа к конфиденциальной информации клиентов, оказалось проблемой Facebook. Ну и что, что в отличие от Азербайджана и Украины, Россия не имеет договора с Соединенными Штатами о взаимодействии силовых структур. Прокурор Сергей Котов вообще посчитал, что взлом Facebook – рядовое оперативное мероприятие в рамках следствия.

Какие доказательства собирались отыскать сотрудники ФСБ в переписке Врублевского, неясно. Скорее, просто была получена задача обязательно наказать, показать миру, как борются с «киберпреступником № 1» (так обвиняемого назвал Брайан Кребс). Напомним, что, согласно обвинительному заключению, Врублевский заказал на сервер конкурента (системы Assist) DDoS-атаку. Одним из главных клиентов системы был на тот момент «Аэрофлот», у которого на несколько дней парализовало работу сервиса удаленного заказа билетов. В результате договор между Assist и авиакомпанией расторгли.

К сожалению для ФСБ, прямых доказательств вины обвиняемых собрано маловато, поэтому взлом Facebook должен был добавить улик прокурору. И о законности добычи доказательств думали в последнюю очередь. Кстати, правильно делали, ведь судья приняла их мгновенно. Видимо, и Наталье Луниной намекнули на презумпцию виновности обвиняемых, а взлом Facebook позволяет хоть как-то обосновать приговор.

Дело разваливается или доказательства – не главное?

взлом FacebookК изумлению суда, хакеры заявили о своей невиновности, о том, что работали над антивирусной программой и атаку не производили. По словам Павла Врублевского, он со своими сотрудниками разрабатывал антивирусное ПО для компании Rnp-labs. От своих признаний в Тушинском райсуде успели отказаться трое из подозреваемых в преступлении. Главный фигурант дела заявил, что его показания, полученные по ходу следствия – самооговор.

Обосновал он это тем, что под физическим давлением другие подозреваемые также давали признательные показания. Эту позицию подтвердил и Игорь Артимович, который пытался отказываться от признания собственной вины, однако нужные для обвинения показания из него просто выбивали. Аналогичную позицию занимает и Дмитрий Артимович. Максим Пермяков, последний фигурант обвинения, пока подтверждает прежние показания.



Мнения и комментарии по теме
Комментарии
{**}