Гражданский конфликт в Югославии

30 мая 2018, 18:03 2227

Югославия просто бомбежки
Девяностые годы XX века оказались богатыми на самые различные по своей значимости исторические события, однако самым главным трендом того периода стало нарастание однополярности в свете распада СССР и всего социалистического блока в 1991 году.

В 1990ые годы также происходили серьезные политические и экономические трансформации в государствах Центральной и Восточной Европы, бывших странах «народной демократии». Но болезненный процесс разрушения ялтинско-потсдамской системы международных отношений затронул не только государства, входившие в СЭВ и ОВД. Очень серьезные геополитические сдвиги произошли в еще одном, помимо СССР, социалистическом (правда со своей спецификой) многонациональном государстве в Европе. Речь идет о Социалистической Федеративной Республике Югославии. Конфликт в связи с распадом этого государства стал самым масштабным в Европе после Второй мировой войны, как по масштабам боевых действий, так и по количеству вынужденных беженцев и перемещенных лиц.

Распад СФРЮ вновь показал, как опасны могут быть приглушенные, но неурегулированные межнациональные противоречия, сколь хрупкой может быть федерация, представленная даже и близкими народами, а также продемонстрировал, что с распадом биполярной системы международных отношений мировая система стала куда менее предсказуемой и управляемой. Об исключительности конфликтов на пространстве бывшей Югославии говорит уже тот факт, что в рамках ООН был создан Международный трибунал по бывшей Югославии, а последствия конфликта, политические, социальные и экономические, до сих пор отражаются на развитии государств бывшей Югославии, а также их отношениях между собой и с внешними акторами международных отношений.

В процессе данной работы я хочу провести анализ развития ситуации в связи с распадом Югославии, посмотреть на основные и скрытые причины процессов дезинтеграции, также проанализировать динамику и итоги основных конфликтов на пространстве СФРЮ, сделать вывод о том, каковы же результаты дезинтеграционных процессов, какое влияние оказали они на современную систему международных отношений.

 

1. Предыстория событий 1991-1995 гг.: Югославия в конце 1970- 1980ых гг.

В 1970ые гг. бессменный лидер СФРЮ Иосиф Броз Тито все еще крепко держал в своих руках власть в стране. Однако все сильнее нарастали противоречия между заявлениями властей и их реальными шагами, ширилось недовольство населения. Для того, чтобы придать своему режиму и всей СФРЮ больше стабильности и устойчивости, к 1974 году была проведена реформа, которая значительно расширила права как республик, так и автономных краев в составе СФРЮ, тем самым власть федерального центра стала менее значительной в сравнении со всем предыдущим периодом. Подобные изменения также нашли свое отражение и в последней конституции Югославии, принятой в 1974 году.

Слободан МилошевичКонституция определила Югославию как «государственное содружество добровольно объединившихся народов и их социалистических республик, а также социалистических автономных краев Воеводины и Косова». Данный шаг был предпринят в качестве некой «смены декораций», что позволило бы партийным лидерам того периода и дальше беспроблемно управлять государством, создавая у народов Югославии иллюзию наличия широкой и реальной демократии в стране. Однако данная реформа по сути стала ничем иным, как бомбой замедленного действия, заложенной под фундамент югославской федерации. Почему? Фактически данная реформа способствовала постепенной трансформации югославской федерации в конфедерацию. Все это вело к обособлению республик и их элит внутри СФРЮ, что подталкивало последние к местническим и сепаратистским настроениям.

Это в свою очередь вело к дроблению ранее монолитной партии – Союза коммунистов Югославии, представители республик начинают больше заботиться об интересах своей республики, нежели об интересах всей федерации в целом. Тем самым открывалась дорога к возрождению националистических настроений и претензий между республиками. Ведь югославское руководство того периода заявляло о параллельности и взаимозависимости экономических реформ и реформ в свете межнациональных отношений. Начиналась скрытая борьба за ресурсы и рычаги влияния, дезинтеграционный процесс был запущен, хотя сразу это было не столь очевидно, так как фигура и наследие Тито вместе с Югославской народной армией (ЮНА) еще позволяли нивелировать такие настроения и тенденции.

В 1970ые гг. произошло еще одно знаковое событие: боснийские мусульмане заявили о своей этнической принадлежности не как о «югославах неопределившихся», а как о «мусульманах в смысле народности». Тем самым был заложен фундамент для будущих конфликтов на территории республики Босния и Герцеговина. Мусульмане составляли менее половины ее населения, однако стали продвигать идею о себе, как о «титульной нации», при том, что сербы и хорваты, проживающие в этой республике, совместно превосходили их по численности.

Еще один конфликт произошел по линии развитые – развивающиеся республики внутри федерации, так как большая часть инвестиций стала уходить в промышленность наиболее развитых республик (Словении и Хорватии), обостряя проблему безработицы в остальных республиках. В условиях ослабления полномочий центра менее развитые республики не могли рассчитывать на какое-либо централизованное перераспределение денежных потоков. И сами развитые республики не желали делиться своими доходами с менее развитыми. Конфликт принимал все более жесткие и бескомпромиссные формы. 

В 1980 году умер Иосиф Броз Тито, который был одной из скреп югославской федерации. В тот же период страна начинает сталкиваться с серьезными экономическими трудностями, схожими во всех социалистических государствах того периода, а также с более открытыми формами сепаратизма. Экономический кризис объяснялся не только застоем в экономике Югославии и повышением уровня цен на энергоносители. Была еще одна причина – неконтролируемые и вполне самостоятельные заимствования республиками средств на внешних рынках заимствований. Все более вольготно чувствовала себя национальная бюрократия, которая уже практически в открытую заявляла о самодостаточной «национальной экономике», то есть о том, чтобы каждая республика сама обеспечивала себя всем необходимым и не платила бы за менее развитых соседей и их развитие. Начался этап внедрения внутриюгославских ограничительных мер для защиты «своих предприятий» от конкурентов от других югославских республик. Федерация фактически становилась лишь формальностью, на деле республики все больше и больше уходили в самостоятельное плавание.

Все сильнее обострялись противоречия между Сербией и Хорватией, претендующими на ведущее положение в федерации, положение осложнялось чересполосным размещением населения, особенно наличием значительных сербских анклавов в Хорватии. В Сербии находился центр тогдашней Югославии – Белград. Хорватия же обладала самым обширным выходом к морю и издавна была развита сильнее и равномернее. Также совершенно по-разному видели себе будущее югославской федерации лидеры этих двух республик. Они активнее других выступали с общеюгославскими инициативами и реформаторскими проектами.

В 1986 году председателем Президиума ЦК Союза коммунистов Сербии стал Слободан Милошевич, который впоследствии станет одним из главным действующих лиц всех процессов на территории югославских республик. Он выступал с резкой критикой процессов децентрализации Югославии, был сторонником сохранения федерации с жесткой вертикалью власти. Он также стал восприниматься в качестве главного защитника сербов не только на территории самой Сербии, но и в целом во всей Югославии (в первую очередь это касалось автономного края Косово, где сербы подвергались притеснениям со стороны албанцев, Милошевич несколько раз посещал этот регион и выступал в защиту местного сербского населения). В итоге уже в 1989 году Косово и Воеводина, автономные края в составе республики Сербия, потеряли всякие атрибуты государственности во многом по инициативе именно Милошевича, что отражало его политику возвращения «порядка» и стабильности. При этом политика Милошевича все сильнее сталкивалась с сепаратистским курсом, проводимым Любляной и Загребом. Стороны по-разному видели будущее федерации, становилось все более очевидным, что сложившиеся противоречия слабопреодолимы.

Ситуация в Югославии напоминала цепочку событий при распаде СССР: точно так же лидеры местных отделений СКЮ (Союз коммунистов Югославии) в национальных республиках брали контроль над ситуацией в свои руки и от их решений и позиций зависело больше, чем от общесоюзных властей. Центральная же власть с каждым днем все сильнее утрачивала контроль над ситуацией и была не способна предложить какие-либо альтернативы для сохранения югославской федерации. Лидеры же национальных республик и местных отдлений СКЮ тянули одеяло на себя и не желали идти на какие-либо компромиссы.

ЮгославияВ 1989 году все-таки было сформировано новое союзное правительство, которое приступило к «шоковой терапии», ряду экономических реформ с целью быстро перейти к рыночной экономике. Начальный период реформ был достаточно успешным, что давало шанс Югославии сохранится в качестве единого государства. Одна история распорядилась по-другому. В 1990 году окончательно развалилась СКЮ, тем самым рухнула еще одна скрепа, позволявшая держаться югославской федерации. Теперь образовались сразу несколько новых партий, причем главным принципом формирования выступал отнюдь не идеологический, а национальный. Так, в Сербии возникли Демократическая партия и Сербская радикальная партия, в Хорватии - Хорватская партия права и Хорватская крестьянская партия.

Предвидя возможные последствия ускоряющейся дезинтеграции, Югославская народная армия попыталась вывести в 1990-1991 гг. все вооружение, размещавшееся на складах отрядов территориальной обороны республик. Однако своевременно этого сделано не было, в результате чего будущие конфликты получили в виде этих вооружений серьезную и долгосрочную подпитку. Также безрезультатными были и попытки расформировать и разоружить различные незаконные воинские формирования, наводнившее все республики. Особенно бескомпромиссной была позиция Хорватии, которая к тому моменту наладила связь с Западом и получила его полную поддержу и одобрение, а также нацелилась на отделение от федерации. Распад федерации становился неизбежным фактом.

 

2. Десятидневная война в Словении в 1991 году

Словения была самой высокоразвитой в экономическом отношении республикой СФРЮ, на ее долю приходилось более 17 % производимого в стране общественного продукта, 19 % промышленного и 7 % сельскохозяйственного производства. Еще с конца 1980ых гг. Словения все активнее заявляла о себе, провела переподчинение территориальных воинских контингентов самообороны на территории республики, проводила самостоятельную политику, выступала главным столпом коалиции республик, направленной против Милошевича и попыток Сербии сохранить федерацию в каком-либо виде. Уже 2 июля 1990 г. парламент Словении проголосовал за Декларацию о независимости. Тем самым был брошен открытый вызов союзному центру и Сербии, Словения чувствовала за своей спиной поддержку Запада, открыто шла на разрыв. Были отменены большинство югославских законов, Словения стала формировать собственную денежно-кредитную систему, а также отказалась от взносов в союзный бюджет. Для того, чтобы придать законность готовящемуся отделению, 23 декабря 1990 года был проведен плебисцит, по итогам которого 88,5% населения высказались за независимость.

Дальше события развивались стремительно, поскольку теперь у словенский властей был веский аргумент в пользу сецессии. 31 января 1991 года была принята декларация об отделении, а уже 20 февраля 1991 года этот шаг был закреплен путем внесения соответствующей поправки в словенскую конституцию. Оставалось только провести зондаж позиций США и их европейских союзников с целью получения одобрения со стороны международного сообщества в случае возникновения столкновения с ЮНА, что было бы естественной реакцией со стороны центральных властей. Словения начала тщательно готовить почву для фактического и быстрого отделения, запланированного на лето 1991 года.

25 июня 1991 года одновременно и практически безболезненно словенскими воинскими формированиями были взяты по контроль границы республики, а также ее воздушное пространство. В ответ союзное руководство приняло решение о незаконности такого акта и ввело подразделения ЮНА для возвращения под контроль союзных властей пограничных пунктов и прочих важных объектов инфраструктуры. К 28 июня ЮНА свою задачу выполнила, под контроль центра полностью перешли все словенские пограничные пункты. Начались мелкие стычки, которые не прекращались даже с введением режима прекращения огня между сторонами. Но на стороне Словении в этом конфликте выступила ФРГ, министр иностранных дел этой страны Геншер заявил, что в случае нарушения условий прекращения огня со стороны ЮНА необходимо будет поставить вопрос о признании Европейским сообществом независимости Словении и Хорватии.

Германию поддержали другие крупные западноевропейские государства и государства Восточной Европы. Тем самым европейские страны почти открыто выступили в пользу независимости Словении, вмешались во внутренние дела Югославии, что придало словенскому руководству больше решимости идти до конца в своем стремлении к отделению, а также создало прецедент для последующих вмешательств иностранных держав в югославские дела. Тем не менее крупных военных столкновений не наблюдалось, происходили стычки, нападения на гарнизоны и посты ЮНА, очаговые перестрелки. 7 июля 1991 года произошла встреча между представителями СФРЮ и Европейского сообщества.  По ее итогам была принята Декларация о мирном разрешении югославского кризиса (Брионское соглашение). Оно еще признавало единство СФРЮ, но при этом обязывало стороны вести переговоры по поводу отделения Словении в формате Словения – СФРЮ.

Такой шаг позволял Словении стать реальным субъектом переговорного процесса, что придавала ее требованиям больше веса и увеличивало шансы на успех. Союзное же руководство стало склоняться в пользу предоставления Словении, как наиболее беспокойному элементу федерации, независимости с тем, чтобы сосредоточиться на сохранении остальной федерации. Также в соответствии с соглашением все части ЮНА к 25 июля были выведены с территории Словении. Словения же в свою очередь отложила введение в действие декларации об отделении на 3 месяца. Тем не менее итогом этого конфликта стал свершившийся факт – отделение Словении от Югославии и начало процесса распада федеративного государства. Данной республике удалось фактически бескровно покинуть Югославию, что стало скорее исключением из печальной цепочки последующих конфликтов.

3. Война в Хорватии (1991—1995 гг.)

В 1991 году начался масштабный конфликт в Хорватии, еще одной республике Югославии. Чем же он был обусловлен? Хорватия стремилась последовать примеру Словении и выйти из состава СФРЮ, однако ситуация осложнялась наличием значительного сербского меньшинства, которое не желало выхода из состава Югославии и уж тем более было против того, чтобы стать меньшинством в составе нового независимого государства, открыто заявлявшего о своей антисербской позиции. Союзные власти и Сербия поддерживали эти настроения среди местного сербского населения, в свою очередь хорватское руководство не желало идти на какие-либо компромиссы. Тем самым вставал вопрос о том, кто имеет больше прав на самоопределение: республика Хорватия или сербский народ в составе этой республики?

Флаг Хорватии Еще с конца 1980ых гг. в республике усилились антисербские настроения, велась пропаганда против них. Тогдашние руководители выступали с крайне националистических позиций и призывали нивелировать всякую автономию для сербов, а несогласным они предлагали покинуть территорию республики. В 1990 году в ходе выборов в парламент 2/3 голосов получила партия Хорватское демократическое содружество (ХДС) во главе с Франьо Туджманом. Он стремился свести положение сербов до положения национального меньшинства с практически отсутствующими правами и без всякой автономии. В ответ активизировались и сербские общины Хорватии, на передний план вышла личность будущего президента Республики Сербская Краина Милана Мартича.

Собрание сербских общин этой республики приняло Декларацию о суверенитете сербского народа. Тем самым сербы и хорваты неминуемо приближались к столкновению друг с другом на территории республики Хорватия. Масла в огонь подлила новая конституция Хорватии, в которой сербское население официально было признано лишь меньшинством, об автономии же не было сказано ни слова. В свою очередь на стороне сербов открыто выступил Милошевич, заявив, что «Все сербы будут жить в одном государстве». Тем самым в условиях невозможности сохранения Югославии сербское руководство сделало ставку на отделение всех частей с преимущественно сербским населением через референдумы от других югославских республик и их дальнейшее объединение в рамках «новой» Югославии. Катализатором открытого конфликта выступило решение об отделении Хорватии от Югославии, выраженное через Резолюцию правительства Хорватии, принятую 20 февраля 1991 года.

В ответ 28 февраля 1991 года сербские общины приняли Резолюцию об отделении от Республики Хорватия на основе результатов референдума. А уже 16 мая 1991 года руководство Сербской автономной области Краина приняло решение о присоединении этих территорий к Югославии и полном разрыве с Хорватией. В данной ситуации вместо каких-либо уступок официальный Загреб наоборот ужесточил свою позицию и усилил давление на права сербов. Начался исход сербского населения, поначалу преимущественно из районов, оказавшихся за пределами Краины. Все сербы воспринимались в Хорватии в качестве шпионов Белграда и проводников его влияния. В ответ на это сербы Хорватии пошли еще дальше. 19 декабря 1991 г. в Книне была торжественно провозглашена Республика Сербска Краина (РСК), согласно принятой Конституции, Республика Сербская Краина являлась «национальным государством сербского народа и всех граждан, которые в ней живут».

Вслед за этим начались широкомасштабные столкновения между сербскими отрядами территориальной самообороны и хорватской полицией, пытавшейся вернуть власть правительству Хорватии. Однако с ростом размаха боевых действий в конфликте стала участвовали и регулярные подразделения ЮНА. Также были отмечены широкие потоки добровольцев, желавших воевать на стороне Сербской Краины и потоки наемников, которых рекрутировали хорватские власти. Хорватия оказывала давление на гарнизоны ЮНА на своей территории, захватила значительное количество вооружений, техники. Все это впоследствии использовалось во время боевых действий. Происходили масштабные исходы как сербского, так и хорватского населения из района боевых действий. Официальный Белград пытался помочь сербам Краины через механизмы ООН, так как ЮНА находилась тогда в аморфном состоянии, а сербская национальная армия еще не была сформирована. В конце января - начале февраля 1992 г.

Президиум СФРЮ принял мирный план ООН о направлении в Хорватию миротворческих сил. В 1992-1995 гг. на территории Хорватии размещались «голубые каски» ООН. Благодаря их присутствию ситуация несколько стабилизировалась, появилась почва для ведения переговоров. Тем не менее хорватские части продолжали свои нападения, постепенно брали под контроль самые важные стратегические пункты. В 1994 году было подписано соглашение между Хорватией и Краиной о нормализации экономических отношений: были открыты транспортные пути и разблокирован ряд общих объектов инфраструктуры. Однако это не придало ожидаемых стимулов для политического урегулирования. Хорватия не смирилась с потерей контроля над сербскими анклавами, решила подготовиться к силовой акции против сербского меньшинства. В 1995 году были проведены две масштабные воинские операции: «Блеск» и «Буря».

В результате Хорватия полностью установила контроль над сербскими общинами, а сотни тысяч сербов стали вынужденными беженцами. При этом миротворцы ООН просто пропустили хорватские части через свои позиции и не предприняли никаких шагов для защиты мирного населения. Во многом благодаря такой попустительской позиции «голубых касок» к 7 августа 1995 года хорватские войска установили полный контроль над территорией РСК, в результате этих операций сербское население республики сократилось на 90,7%. Данная акция во многом стала возможной благодаря попустительской и равнодушной позиции Запада, который практически не препятствовал действиям Хорватии. Республика Сербская Краина прекратила свое существование, сербские беженцы осели на территории Сербии, что создало дополнительную напряженность и в этой республике, поскольку вопрос интеграции беженцев растянулся на многие годы. Подобная акция со стороны тогдашних хорватских властей посеяла враждебность и ненависть между двумя народами, которые не преодолены до сих пор.

4. Боснийская война (1992—1995 гг.)

Еще более была запутанная ситуация была в республике Босния и Герцеговина, где вместе проживали хорваты, сербы и босняки или иначе боснийские мусульмане. Изначально границы республики были определены исходя из географического, а не национального признака в связи с этнической пестротой и чересполосицей в расселении народов. По последней мирной переписи 1991 г. мусульман в Боснии и Герцеговине (БиГ) было 1 905 829 человек (43,7 %), сербов - 1 369 258 (31,4 %), хорватов - 755 892 (17,3 %). Происходящие здесь процессы напоминали сценарий в Хорватии: депутаты-хорваты и депутаты-босняки высказались за отделение от Югославии, признание хорватов и сербов национальными меньшинствами, в свою очередь сербы высказались за сохранение территорий с преимущественно сербским населением в составе Югославии.

Битва за СараевоВ ноябре 1991 года уже хорваты Боснии и Герцеговины также заявили о необходимости создания своего образования – Хорватского содружества Герцег-Босна, это углубило процесс территориального размежевания в Боснии и Герцеговине, и вызвало негативную реакцию боснийских мусульман. 9 января 1992 года было провозглашено образование Республики Сербской с своей конституцией, она становилась федеративной частью СФРЮ и выходила из состава Боснии и Герцеговины. На случай же невозможности сохранения Югославии в будущем, сербами был предложен план по формированию в рамках БиГ конфедерации на основе равноправия трех народов. 1 марта был проведен референдум на территории БиГ, где был поставлен вопрос о независимости республики. 62,68% проголосовавших высказались за независимость.

Тогда сразу же официально была провозглашена независимость республики. Сразу вслед за этим начались военные столкновения по всей республики. Первыми организовались мусульмане, были сформированы полувоенные организации «Зеленые береты» и «Патриотическая лига». Сербия проявляла сдержанность и отказала на начальном этапе боснийским сербам в широкой военной помощи, в свою очередь Хорватия же широко поддерживала хорватское меньшинство на юге страны, в страну вошли регулярные хорватские части. Война началась как столкновения всех против всех.

7 апреля 1992 года Республика Сербская объявила о своей независимости. Таким образом, в БиГ параллельно стали существовать 2 центра власти – в Сараево и в Республике Сербской. При этом и на юге хорватам удалось практически полностью отделиться за счет мощной поддержки официального Загреба. В ответ на действия сербов боснийские власти стали совершать акции против казарм и гарнизонов ЮНА с целью заполучить оружие. Начались широкомасштабные боевые столкновения с участием регулярных армейских подразделений. Однако все обвинения в развязывании конфликта западные державы адресовали Белграду и боснийским сербам, такие фигуры как лидеры боснийских сербов Радко Младич и Радован Караджич обвинялись в проведении великодержавной политики по прямой указке Милошевича, а также в массовых преступлениях против хорватского и мусульманского населения. При этом про аналогичные действия других сторон не говорилось практически ничего, а иногда они и вовсе оправдывались, обелялись западной прессой.

Основной целью каждой из сторон было установить контроль над как можно большим количеством территорий с целью дальнейшего выхода из БиГ с официальным признанием этого факта мировым сообществом. Для эффективной защиты территорий с преимущественно сербским населением Республика Сербская сформировала армию из бывших бойцов ЮНА, которые ранее проживали на территории Боснии, а также из сербских добровольцев из других республик Югославии. На стороне мусульман в данном конфликте выступили мусульманские государства по всему миру: как шиитские, так и суннитские. 

3 июля 1992 г. было провозглашено создание Хорватского содружества Герцег-Босна (ХСГБ), что фактически узаконило существовавшее положение вещей, при котором западная Герцеговина уже давно вела себя как «Южная Хорватия», а 28 августа 1993 г. парламент боснийских хорватов преобразовал ХСГБ в Хорватскую Республику Герцег-Босна. Тем самым положение хорватов на юге значительно укрепилось, то же самое можно было сказать и о сербах на востоке. Кульминацией противостояния стали бои за Сараево, которые вели между собой сербские и мусульманские части, город находился в практически полной блокаде, подвергался артиллерийским обстрелам. Фактически он оказался разделенным на части. Однако каждая из сторон стремилась закрепить за собой как можно большую часть города, а желательно и целиком овладеть им с целью провозгласить в качестве своей столицы, что уже было прописано в конституциях каждой из сторон конфликта. Уровень национальной нетерпимости как в самом городе, так и вокруг него просто зашкаливал.

Однако уже в 1993 году мусульманско-хорватские противоречия стали даже острее, чем сербско-мусульманские. Бои за город Мостар, неофициальную столицу хорватов на юге, были не менее ожесточенными, чем бои за Сараево.

К 1994 году стороны фактически овладели теми территориями, которые были закреплены за ними впоследствии. Тогда же была создана Мусульманско-хорватская федерация, ставящая перед собой задачу противодействовать попыткам сербов расширить свою зону влияния, хорваты и мусульмане с трудом, но смогли договориться о координации своих позиций. Во многом это стало возможным благодаря давлению США.

Страны Запада всячески потакали мусульманам в их попытках отбросить сербов с занимаемых позиций. Миротворцы ООН, размещенные в стране, сквозь пальцы смотрели на концентрацию мусульманских войск в зонах перемирия. Республика Сербская в свою очередь отвечала не менее жестко на все попытки мусульман изменить статус-кво. Однако вскоре на стороне мусульмано-хорватского правительства БиГ выступили США и НАТО, которые в августе-сентябре 1995 года нанесли целый ряд авиаударов по позициям сербов, что способствовало склонению чаши весов в пользу мусульмано-хорватского альянса. Дальнейшие боевые действия серьезной роли в процессе урегулирования уже не играли.

Окончательные итоги войны были подведены в результате дейтонских соглашений 1995 года, которые закрепили федеративный статус БиГ. Тем самым БиГ была разделена на две части – сербскую и мусульмано-хорватскую: Республику Сербскую и федерацию Боснии и Герцеговины. При этом две части с преимущественно сербским населением оказались отрезанными друг от друга округом Брчко. Страна же функционировала в условиях наличия у каждой из частей федерации (сербской и мусульмано-хорватской) практически полностью независимой власти и рычагов управления, что просматривается до сих пор.

Заключение

Белые каски ООНТаким образом, фактически в период 1991-1995 гг. распад некогда единой Югославии стал свершившимся фактом. Данный процесс не возник из неоткуда, причины для дезинтеграционных процессов лежали в самой природе федеративного государства. После масштабной реформы 1974 года республики и автономные края получили гораздо больше полномочий, что обеспечило им фактическую политическую и экономическую самостоятельность.

Подобного рода процессы в свою очередь способствовали росту националистических и местнических настроений у региональных партийных элит, что усугубилось на фоне нарастания экономических трудностей в Югославии в 1980ые гг. К 1991 году наметился серьезный раскол между взглядами республиканских элит в первую очередь Сербии, Словении и Хорватии по поводу будущего единого еще к тому моменту государства. Словения и Хорватия выступали за безоговорочное отделение, в то время как Сербия стремилась сохранить Югославию. Все это вылилось в три конфликта различной степени интенсивности: войну в Словении, Хорватии и Боснии и Герцеговине, которые в совокупности стали самым масштабным конфликтом в Европе со времен Второй мировой войны.

В результате этих конфликтов огромное количество людей стали беженцами, многие погибли или были убиты, между республиками бывшей Югославии до сих сохраняются подозрительные и во многом враждебные отношения, экономики многих из них до сих пор ощущают последствия тех войн, а события того периода получили в международном сообществе слишком одностороннюю трактовку, что способствовало демонизации одной из сторон и фактическому оправданию других сторон, политикой двойных стандартов. Впоследствии в рамках ООН был создан особый трибунал по Югославии, который опять же не всегда выносил вполне мотивированные решения, не способствовал выявлению полной и ясной картины происходящего на земле в период 1991-1995 гг. Тем самым появился еще один аргумент в пользу того, что с распадом биполярной системы международных отношений мир стал менее стабильным и предсказуемым, что теперь для урегулирования конфликтов нужны усилия не одного-двух государств, а всего международного сообщества в целом.

 

Черемных Игорь Владиславович



Комментарии
{**}