Наступает эра криптоанархистов

10 августа 2017, 15:23 197

Робот и митрополит
 Правительство намерено провести цифровизацию экономики к 2024 году. На это потребуется не менее 100 млрд рублей ежегодно. Столько денег в бюджете нет. Зато есть опасность появления «роботов со скальпелем» и криптоанархистов.

Минкомсвязи подготовило программу развития цифровой экономики на 2018–2024 годы и представило ее на заседании президентского Совета по стратегическому развитию. Владимир Путин, прежде чем предоставить слово министру Николаю Никифорову, оценил состояние дел в сфере цифровизации России.

Будущее Как оказалось, дела идут на редкость хорошо. Россия заметно продвинулась по многим направлениям цифрового развития.

«По динамике распространения широкополосного интернета и беспроводных сетей мы находимся на уровне ведущих стран. По данным Росстата, с 2010 по 2016 год доля домашних хозяйств, имеющих доступ к сети интернет, выросла с 48,4 до 74,8%. Средняя скорость интернета в России в 2016 году выросла на 29%, это уровень Франции, Италии», — отметил Путин.

А Москва и вовсе входит в число мировых лидеров по применению цифровых технологий в городской инфраструктуре, опережая Торонто, Токио, Гонконг, Барселону и Сидней.

«Цифровые сервисы при взаимодействии государства с гражданами — вообще первое место, просто первое место в мире», — еще раз похвалил Путин мэра Москвы Сергея Собянина.

Трудно поймать 100 миллиардов

В этом году федеральные и региональные органы власти потратят на информационные технологии почти 200 млрд рублей, уточнил президент. Министр Никифоров, когда ему предоставили слово, ревизовал цифру расходов. «Текущая оценка объема ежегодных затрат в рамках операционного плана, который нам предстоит разрабатывать и утверждать, составляет около 100 млрд рублей», — сказал министр.

После совещания Никифоров уточнил «Газете.Ru», что значительная часть предполагаемых расходов на цифровизацию уже содержится в расходах федерального бюджета. Примерно две трети.

«Эти расходы уже есть в тех или иных статьях федерального бюджета. Просто мы их хотим консолидировать и сделать так, чтобы они расходовались максимально эффективно. Но очень сложно поймать границу между экономикой цифровой и нецифровой», — сказал Никифоров.

По подсчетам Никифорова, плата за частоты в бюджет составляет около 19 млрд рублей ежегодно. Плата за так называемую универсальную услугу связи — около 15 млрд поступлений в бюджет. Таков базовый задел для реализации программы цифровой трансформации экономики, пояснил Никифоров, добавив, что возможна также оптимизация затрат на информационные услуги. Экономия может составить от 5 млрд до 10 млрд рублей.

Минфин притормозит скорость интернета

Никифоров тем не менее настаивает, что правительство сможет изыскать эти самые 100 млрд. Главное — определить приоритеты в расходах. «Если мы ежегодно на финансирование сельского хозяйства будем тратить по 230–250 млрд рублей, по 100 млрд — на авиапром, на автопром, на легкую промышленность. Но сегодня нужно расставить приоритеты расходов», — сказал министр.

Москва будущегоИнформационные технологии из бюджета не финансировали никогда, добавил Никифоров. «В 2017 году на эти цели направлено ноль рублей, ноль копеек», — резюмировал Никифоров.

Он напомнил о еще одном механизме консолидации бюджетных средств для «цифровой трансформации экономики». Нужен спецфонд. «Такая идея обсуждается. Это одна из моделей, которую предлагает наше министерство. Фонд позволит обособить расходы, сделать эти расходы защищенными», — сказал Никифоров.

Отвечая на вопрос «Газеты.Ru» о том, как Минфин оценивает предложения Минкомсвязи, Никифоров признался: конечно, скептически. Но тем не менее прецеденты есть — федеральный дорожный фонд с обособленными деньгами, есть региональные дорожные фонды, напомнил Никифоров.

«Традиционные механизмы формирования бюджетных расходов не позволяют нам угнаться за теми темпами, которыми идет технологическая революция [в мире] и с той скоростью, с которой предлагает решать эту проблему президент», — пояснил Никифоров.

Он считает, что де-факто цифровая революция в России уже состоялась. На это указывает и уровень проникновения интернета, его скорость и стоимость.

Самый дешевый мобильный интернет в Гонконге (по данным Всемирного экономического форума). Цена на проводной интернет — здесь у России 10-е место, у США — 11-е.

Согласно программе цифровизации экономики, к 2024 году в России должны появиться минимум десять высокотехнологичных и конкурентоспособных на глобальном рынке компаний в сфере IT, в этой сфере должен быть занят 1 млн IT-специалистов, а доля России в мировом объеме оказания цифровых услуг должна вырасти с 1 до 10%.

Начать реализацию программы «Цифровая экономика» предлагается в трех сферах: здравоохранение, госуправление и «умный» город. Никифоров пояснил, что эти сферы выбраны в первую очередь потому, что они социально значимы и здесь высока ответственность государства.

России необходимо заниматься развитием цифровой экономики, это задача номер один в экономической сфере, отметил президент Владимир Путин, отвечая на вопросы во время «прямой линии». «Без цифровой экономики мы не сможем перейти к следующему технологическому укладу. А без этого перехода к новому технологическому укладу у российской экономики, а значит и страны, нет будущего», — сказал он. В послании Федеральному собранию он поручил до 1 июня подготовить программу мер для развития цифровой экономики.

По оценке государственной корпорации «Ростех», Россия отстает в два раза от развитых стран по доле цифровой экономики в общем объеме ВВП. Цифровая экономика в развитых странах представлена примерно 5,5% ВВП, в России — 2,8%. По данным главы Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, Россия отстает примерно в три-четыре раза от ведущих стран по цифровизации своей индустрии.

«Сегодня «цифра» меняет технологии, меняет модели управления, а самое главное — она приносит совершенно новую производительность, которой нам сегодня не хватает», — сказал Кудрин в ходе «круглого стола» «Основные направления политики развития цифровой экономики в России и Евразии».

В 2002–2010 годах правительство реализовало федеральную целевую программу «Электронная Россия». На нее было потрачено около 21 млрд рублей. Вместо запланированных 77 млрд. Программа испытывала хроническое недофинансирование: в 2002 году она получила 18% обещанных денег, в 2003-м — 19%, в 2004-м — 28%. Результат был соответствующим. Были созданы интернет-сайты ведомств, нечто вроде электронных витрин, функциональность которых была низкой, не было организовано межведомственное электронное взаимодействие при предоставлении услуг, и они по-прежнему выполнялись вручную и на бумажных носителях.

В 2011 году Генеральная прокуратура выявила хищения бюджетных средств из ФЦП «Электронная Россия» на 270 млн рублей. Часть этой суммы осела в офшорах.

Цифровой госплан

По мнению руководителя направления по продвижению новых проектов Агентства стратегических инициатив Дмитрия Пескова, 100 млрд рублей в год для перевода экономики на «цифру» явно недостаточно. На такую сумму можно провести только оцифровку традиционной экономики, но никак не перейти к цифровизации.

Существует еще одна проблема, которая уже просматривается в правительственном плане цифровизации. Это чрезмерное регулирование этой сферы. Не нужно создавать «цифровой госплан», считает Песков. Система регуляторики, которая сейчас существует, будет тормозить реализацию программы.

«Если все зарегулировать, мы воспитаем нацию криптоанархистов. Они будут прекрасно соревноваться с нашими органами по обходу соответствующих норм», — пояснил «Газете.Ru» Песков.

Кремль будущегоНа заседании президентского совета Песков, кстати, затронул еще одну проблему — этическую. Общество сейчас пока еще не готово к восприятию новых технологий. «Сегодня робот за рулем, за штурвалом или со скальпелем в общественном восприятии — это очень опасно», — предупреждает Песков.

Но за следующие 20 лет россиянам придется совершить прорыв в сознании: когда люди будут говорить, что человек за рулем или со скальпелем — это опасно или даже преступно, потому что это уносит большое число жизней за счет большого количества ошибок.

Мнение эксперта: "Сегодня все ведущие страны занимаются темой цифровой экономики в том или ином виде. Кто-то делает акцент на развитии интернета как такового, кто-то — на внедрении цифровых технологий в промышленное производство, мы изучаем опыт различных стран.  Первая часть — то, что мы сможем быстро внедрить, не изобретая велосипед. Вторая — вещи, которые уже появились, но не являются пока доминирующими трендами, и мы можем войти в число лидеров при их внедрении. В еще одно направление должны войти вещи, которые еще не появились и только разрабатываются. Сейчас в проекте программы такого разделения нет, скорее, она строится по отраслевому принципу", - считает Виталий Сорокин, эксперт в области международных экономических отношений, мировой экономики и ГЧП.

 



Комментарии
{**}