Дикарям думать не положено

23 мая 2017, 16:48 328

Джордж Сорос
Европейский союз начал официальное разбирательство с Венгрией по поводу нового венгерского закона об образовании. По версии Брюсселя, этот закон нарушает законодательство ЕС. Ибо фактически направлен на закрытие спонсируемого американским миллиардером Джорджем Соросом (кстати, уроженцем Венгрии) Центрально-Европейского университета.

Премьер Венгрии Виктор Орбан отрицает подобные обвинения, но одновременно недоумевает, почему центральные власти Европы так вступаются за Сороса, «разрушившего жизни миллионов европейцев».

На самом деле, надо сказать, никаких загадок в сложившемся противостоянии нет.

…Малоизвестный коммерсант, решивший окончательно стать из еврея венгром, не только имя свое перевел на Тивадара (это венгерский вариант имени Теодор), но и немецкую фамилию Шварц перевел на венгерский и стал называться Шорош. Его сын Георг Тивадарович, перебравшись в США, превратился в Сороса.

Сам Сорос вряд ли воспринимает себя как венгра, не говоря уж о еврее. Он вполне натуральный англосакс со всеми присущими этой цивилизации особенностями действия и мышления.

ЕвросоюзВ частности, в историю экономики Сорос вошел теорией рефлексивного рынка. То есть он играет на бирже, ориентируясь не на реальное состояние экономики в целом или каких-либо конкретных бизнесов, а только на то, что думают об этих бизнесах другие.

Стоит вспомнить его знаменитый биржевой трюк, когда он, заняв колоссальную сумму (что-то порядка миллиарда фунтов), сыграл на понижение британского фунта — основывался не на том, что в тот момент состояние британской экономики было неустойчивым. Оно, конечно, было неустойчивым, но резервов у Британии хватило бы, чтобы справиться с этим лишним миллиардом. Однако спекуляция Сороса повлияла на состояние умов крупных биржевых игроков. И все они, увидев, что очень крупная сумма переведена из британских фунтов в германские марки, поверили, что фунту не устоять. И все кинулись переводить свои активы из фунтов в другие валюты.

Этого британская финансовая система уже действительно не выдержала, курс фунта рухнул, и Сорос обратил часть своих марок снова в фунты и погасил долг, оставшись при этом в существенном выигрыше. То есть это была спекуляция, ориентированная не столько на реальную обстановку, сколько на мнение об этой обстановке других игроков.

И понятно, что значительная часть выигрыша Сороса в этой ситуации — это выигрыш за счет тех, кто последовал его примеру, но с запозданием, когда фунт уже начал валиться, а конверсия на выгодных условиях была невозможна.

Понятно, что такие трюки срабатывают только в тех случаях, когда можно четко предсказать состояние умов других биржевых игроков или повлиять на него. Именно поэтому инвестиции Сороса в других условиях, когда положение дел было не так смутно и не настолько поддавалось влиянию, — были куда менее успешны.

Вспомним хотя бы скандал 1997 года с частичной приватизацией госкомпании «Связьинвест». Чубайс, бывший в тот момент министром финансов, добился того, чтобы этот ресурс купили именно те, кто смог больше заплатить. Заплатили вскладчину Потанин и Сорос, а Березовский и Гусинский, рассчитывавшие его тоже вскладчину купить, но по значительно меньшей цене, остались не у дел. Они, правда, ответили мощной информационной войной, которая в немалой степени поспособствовала дефолту в России, хотя он был вызван и другими причинами. Потанин решил, что он все равно останется владельцем пакета «Связьинвест», а Сорос, рассчитывавший на короткую игру, был вынужден продать свою часть Потанину, причем уже по значительно меньшей цене (по причине дефолта).

ВенгрияЕсли бы он рассматривал эту сделку не как чисто спекулятивную и краткосрочную, а как инвестицию в серьезный и неизбежно растущий сектор рынка (мобильная телефонная связь), то в итоге оказался бы в значительно большем выигрыше, но несколько позже, чем надеялся. А так у него не хватило терпения ждать — и на этом он проиграл.

Если человек рассчитывает зарабатывать только на краткосрочных сделках, при которых состояние рынка можно предсказать или, еще того лучше, повлиять на него, то вполне понятно, что он будет повсеместно продвигать такие идеи, которые позволили бы ему как можно легче прогнозировать состояние умов других игроков.

И теории (и экономические, и политические), которые Сорос продвигает через разнообразное финансирование пропагандистских и образовательных систем, рассчитаны на то, чтобы поведение людей, индоктринированных этими теориями, было максимально предсказуемо. И чтобы эти люди больше думали бы о соответствии своих действий этим теориям, чем о соответствии своих действий собственным реальным интересам и вообще окружающей их реальности.

Люди, прошедшие индоктринацию теориями Сороса, — идеальное поле для его игры. Это люди предсказуемые и неспособные защищать собственные интересы от пропагандистских фантазий. Именно поэтому в тех странах, где последствия действий Сороса уже распробовали, нарастает противодействие ему.

И тут мы возвращаемся на историческую родину Сороса — в Венгрию. Нынешнее правительство Венгрии вызывает массовое негодование чиновников Европейского союза и людей, верящих в то, что эти чиновники желают хоть кому-то блага. Негодование вызвано в первую очередь тем, что правительство Орбана и партия, выдвинувшая это правительство, заботятся прежде всего об интересах своей страны и своего народа, а не об интересах чужого дяди. Независимо от того, сидит ли этот дядя в Брюсселе или Вашингтоне. Это иногда осложняет жизнь, поскольку действительно существуют многосторонние проекты, приносящие выгоду всем своим участникам, и в такие проекты Венгрия чаще всего входит с ощутимым запозданием: только после того, как убедится окончательно, что ее приглашают не в очередную мышеловку. Но эти издержки ничтожно малы на фоне памяти о том, как при других правительствах Венгрия беспрекословно следовала указаниям Брюсселя: каковы были эти указания, видно хотя бы из того, что автобусный завод «Икарус», когда-то снабжавший очень неплохими автобусами весь Совет экономической взаимопомощи, а это порядка полумиллиарда человек, давным-давно приказал долго жить. Нет на наших прилавках овощных консервов фирмы «Глобус», и большая часть консервов на наших прилавках, отмечу, «Глобусу» уступает. Впрочем, у нас есть выбор — а какой выбор был у работников венгерских предприятий?

Так вот, учитывая опыт взаимодействия Венгрии с Европейским союзом, — вполне понятно, что граждане Венгрии всячески поддерживают власть, пытающуюся избавить их хотя бы от малой части последствий беспрекословного подчинения советам Брюсселя.

Тут есть еще один вопрос. Как отметил сам Виктор Орбан, «Джордж Сорос является давним врагом евро» (он действительно неоднократно предрекал гибель европейской валюты). Почему же тогда в конфликте Венгрии и Сороса Брюссель стоит на стороне последнего?

В Евросоюзе вообще все устроено так, что страны, входящие туда позже, оказываются вынуждены отказаться от тех своих производств, что конкурируют с производствами стран, вошедших в ЕС раньше. Естественно, бюрократия ЕС представляет в первую очередь свои собственные интересы. Во вторую — интересы стран — основательниц ЕС.

Протесты в ВенгрииЕстественно, бюрократия стремится поддерживать состояние неравенства, и значит, эта бюрократия не меньше Сороса заинтересована в массовом отуплении граждан Евросоюза вообще и в первую очередь — в отуплении граждан Новой Европы. Поэтому в случае попыток последних избавиться от шарлатанского влияния и организовать у себя, например, нормальное обучение — европейская бюрократия будет на стороне шарлатанов.

Кстати, это доказано и так называмой Болонской системой, которая из неудачного эксперимента превращена официально в норму, причем превращена была уже тогда, когда был накоплен печальный опыт ее применения.

Мнение эксперта: «И подобные идеи продвигаются не только в европейских институтах, но и в западных книгах по экономике, которые искажают законы рынка, учат быть рабом доллара. И судя по действиям, те, кто управляют государственными  деньгами, обучались по этим книгам. Чего только стоила игра с покупкой фантика на бирже, в то время когда ценность фантика снижается, не говоря уже о том, что за год он потерял треть своей стоимости по отношению к рублю, а это триллионы рублей убытков и никто за это ответственности не понес», - считает инвестиционный аналитик Кирилл Сердитов.



Комментарии
{**}