Отставка с повышением: зачем Штайнмайера сделали президентом ФРГ

06 марта 2017, 15:20 427

 

Франк-Вальтер Штайнмайер
Экс-министр иностранных дел и бывший вице-канцлер Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в воскресенье, 12 февраля, был избран президентом ФРГ. Страна получила нового главу государства. Но из гонки кандидатов на место канцлера — выборы состоятся в сентябре 2017 года — выбыл наиболее яркий и сильный соперник Ангелы Меркель. А канцлер, в отличие от президента, в Германии обладает реальной политической властью.

Социал-демократа Штайнмайера часто называют "самым популярным немецким политиком", и это подтверждают результаты выборов: он получил голоса 931 члена Федерального собрания из 1239 принявших участие в голосовании, куда входят депутаты бундестага и представители земельных парламентов. Это позволило ему уже в первом туре безоговорочно победить четырех соперников.

Штайнмайер, которому в январе исполнился 61 год, стал двенадцатым по счету президентом Германии, сменив на этом посту 77-летнего Йоахима Гаука.

Штайнмайер провел в политике больше четверти века. Он представляет Социал-демократическую партию (СДПГ), в которую вступил в молодости еще солдатом бундесвера. Дважды, когда СДПГ входила в правящую "большую коалицию" с блоком ХДС/ХСС, он получал портфель министра иностранных дел.

Штайнмайер и ПутинНа посту главы МИД Германии Штайнмайер не раз заявлял о необходимости усиления взаимодействия с Россией. По его словам, нельзя недооценивать крайне важную роль, которую Москва играет в урегулировании международных конфликтов — от украинского до иранского и сирийского. Он выступал за отмену антироссийских санкций и скорейшее возвращение России в "Большую восьмерку".

В августе 2016 года Штайнмайер заявил о необходимости заключить новое соглашение по контролю за вооружениями в Европе, дабы избежать очередного витка гонки вооружений между Россией и НАТО. При этом он сослался на то, что Москва уже не раз призывала Североатлантический альянс к дискуссии по поводу вооружений в Европе.

В ноябре 2016 года блок ХДС/ХСС-СДПГ выдвинул его своим кандидатом на пост президента страны. С конца января в должности министра иностранных дел его сменил другой социал-демократ — экс-министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль.

Пост президента в Германии — почетная представительская должность, лишенная реальной политической власти. Президент назначает министров, может остановить принятие законопроекта, если он противоречит Основному закону, а в случае вынесения вотума недоверия канцлеру распускает бундестаг и назначает новые выборы. Как сообщил журналистам сам Штайнмайер, он отдает себе отчет в том, что в новом качестве его задачей станет "представление Германии на международной арене", а не решение "повседневных внешнеполитических конфликтов".

Избрание Штайнмайера президентом де-факто означает его отстранение от реальной политики, и потому само это событие вызывает двойственное чувство, признается генеральный директор, член президиума Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов, которому приходилось встречаться с экс-министром иностранных дел Германии в ходе его визитов в Москву.

"С одной стороны, впечатляет то единодушие, с которым Штайнмайер был избран президентом. Но, с другой, у России больше не будет такого партнера в Берлине, и надо будет еще посмотреть, как проявит себя новый министр. Кроме того, Штайнмайер теперь не будет участвовать в предстоящих выборах, и это может реально ослабить позиции социал-демократов и всего левого центра", — говорит Андрей Кортунов.

Ослабление левоцентристов, по мнению эксперта, возможно потому, что кандидат в федеральные канцлеры от СДПГ Мартин Шульц, пять последних лет возглавлявший Европарламент, все это время был далек от реалий внутренней германской политики. И хотя его популярность сейчас растет, шансы одолеть Ангелу Меркель у Шульца намного ниже, чем они могли бы быть у Штайнмайера. В итоге нынешняя расстановка сил почти гарантирует победу Меркель, считает Андрей Кортунов.

Шлейф неудачи

Из числа потенциальных кандидатов на пост главы германского правительства последовательно выбывают именно те фигуры, которые гипотетически могли бы положительно повлиять на политику ФРГ в отношении России — такие, как Штайнмайер и Габриэль, — обращает внимание директор Института международных исследований МГИМО Александр Орлов. Вместо них на первый план выдвигается кандидатура брюссельского еврочиновника Шульца. Хотя Габриэль и становится главой МИД, но Штайнмайер, будучи на этом посту, де-факто ничего не смог сделать для улучшения германо-российских отношений, поскольку политику определяет не министр и даже не вице-канцлер, а глава правительства, подчеркивает политолог.

Штайнмайер проиграл выборы в бундестаг"В 2009 году Штайнмайер с треском проиграл выборы в бундестаг (как раз против Меркель) и не хотел бы повторять это. Поэтому СДПГ должна была найти другого лидера, который мог бы бросить ей вызов. При этом важно отметить, что самим фактом избрания социал-демократа в президенты Меркель уже пошла на поводу у СДПГ, навязавшего ей своего кандидата", — отмечает научный директор Германо-российского форума, эксперт Международного дискуссионного клуба "Валдай" Александр Рар.

Традиционно для партии ХДС было важно, чтобы президент относился именно к ней, напоминает политолог. Хотя это и номинальный пост, самая сильная в стране партия всегда имела возможность выдвинуть на него своего кандидата. Теперь у христианских демократов уже нет большинства, им приходится идти на компромисс. Таким образом, по мнению Александра Рара, сам факт избрания президентом социал-демократа говорит не об ослаблении, а, наоборот, об усилении позиций СДПГ.

Рост популярности левых в Германии происходит на фоне обратного процесса в большинстве стран Европы — скажем, французские социалисты очевидно уступают республиканцам.

"Левые идеи в Европе сегодня действительно непопулярны. Рост популярности СДПГ связан с ростом популярности "свежего" кандидата в канцлеры, который ни с того ни с сего появился на политической арене Германии, — Мартина Шульца, целых 20 лет работавшего за пределами страны. Его выдвижение, частично с левопопулистскими лозунгами, спровоцировало большой энтузиазм — я бы не сказал среди левого электората, а среди леволиберального, представителей которого много среди приверженцев Социал-демократической партии", — рассказывает Александр Рар.

По его словам, у правых популистов в Германии популярность заметно ниже, чем в той же Франции. Но как только появился левый популист Шульц, то у него сразу появилась серьезная поддержка — до 30% населения. То, что за него сегодня готова проголосовать леволиберальная интеллигенция — это специфический феномен, характерный именно для Германии, утверждает политолог.

То, что происходит сейчас в Германии, характеризуется не столько ростом популярности Шульца и вообще левоцентристов, сколько падением популярности ХДС во главе с Меркель, считает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. В ФРГ поднимается та же протестная волна, которая в Великобритании привела к Brexit, а в США — к избранию президентом Дональда Трампа.

Меркель и ШтайнмайерДавно зреет общественное недовольство политикой кабинета Меркель — прежде всего, из-за следования курсу Брюсселя и пренебрежения национальными интересами страны. Особенно мощным толчком к такому недовольству стали миграционные инициативы германского правительства и последовавшие затем теракты.

"Но для германского избирателя не будет большой разницы, за кого отдать голос — за проевропейскую Меркель или еврочиновника Шульца, поэтому с большой вероятностью на выборах снова может победить Ангела Меркель. Для Германии это опасно, прежде всего, тем, что вызревший общественный запрос на перемены в политике останется без удовлетворения, и это значит, что протестные настроения будут расти", — говорит Дмитрий Абзалов.

Мнение эксперта: «Вообще Штайнмайер — один из наиболее взвешенных политиков в немецком истеблишменте, хорошо понимающий важность поддержания правильной температуры отношений между Европой и Россией.  Предыдущий президент Йоахим Гаук был известен своей весьма критичной позицией по отношению к России. Многие связывали это с тем, что его отец три года провел в советском лагере в Сибири, куда попал по обвинению в шпионаже в пользу западных стран и антисоветской пропаганде на территории ГДР. И хотя Гаук неоднократно призывал не искать в этом причинно-следственных связей, тем не менее, в Россию он так и не съездил, продолжая активно ее критиковать. Из-за своих взглядов Гаук даже отказался посетить Олимпийские игры в Сочи в 2014 году, а 1 сентября 2014 года в польском Гданьске, на памятных мероприятиях по поводу начала Второй мировой войны, произнес настолько резкий антироссийский спич, что даже немецкие историки выразили свое недоумение. На этом фоне избранный президент Штайнмайер с точки зрения перспектив российско-германского диалога предстает довольно выгодно. На посту главы МИДа он выступал против полной изоляции России после введения санкций, даже допускал их постепенное ослабление, а также говорил о возможности возвращения России в G8. Кроме того, известны его высказывания в адрес НАТО — дипломат отмечал, что попытки запугать Россию ни к чему не приведут, и призывал не отвергать идеи взаимодействия с Москвой», - считает политолог Максим Петрищев.



Комментарии
{**}