Сделка Glencore и Роснефти как сигнал о возможном смягчении санкций против России

23 декабря 2016, 20:42 595

РоснефтьЕсли инвестиционное соглашение на 10,5 миллиарда евро между Роснефтью с одной стороны, и Glencore с катарским суверенным фондом с другой будет реализовано, то это станет самой крупной прямой иностранной инвестицией в России с того момента, как Соединенные Штаты и Евросоюз ввели в 2014 году санкции против Москвы из-за ее действий на Украине.Инвесторы надеются, что эта сделка положит конец тем запретам, которые омрачают коммерческую и инвестиционную деятельность в России. Из-за этих запретов западные компании и банки отказываются делать крупные капиталовложения в стране, не желая идти на риски, чреватые серьезными политическими последствиями.

«Это важный знак, свидетельствующий о том, что Россия выходит из изоляции, особенно если эта сделка будет включать крупный пакет европейского финансирования, — говорит Александр Бранис (Alexander Branis), работающий главным советником по инвестициям в специализирующемся на России хедж-фонде Prosperity Capital Management. — Они могут заработать большие деньги на этой инвестиции, так как оценки стоимости российских компаний в предстоящие годы будут возвращаться ближе к норме».Луис Саенц (Luis Saenz), возглавляющий отдел акций и трейдинга в Финансовой группе БКС, охарактеризовал сделку Роснефти как исключительно позитивную для России, которая «приблизилась к прорыву режима санкций и изоляции».

Трудности привлечения западных инвестиций

Санкции включают запрет на определенные виды транзакций с небольшим количеством компаний и физических лиц, но они оказывают более обширное негативное воздействие на деятельность западных банков и фирм в России.
«Из-за санкций в финансовом секторе стало очень трудно привлекать инвестиции даже там, где компаниям не запрещено заключать сделки», — говорит старший партнер консалтинговой фирмы Macro-Advisory Крис Уифер (Chris Weafer).
У Glencore и Катара вряд ли возникнут проблемы правового характера из-за покупки акций Роснефти. Американские и европейские санкции предусматривают запрет на долгосрочное финансирование этой российской государственной нефтяной компании, а также на поставку ей техники для освоения глубоководных, сланцевых и арктических месторождений. Но там нет запрета на покупку и продажу ее акций.
Тем не менее, эта сделка представляет собой смелую ставку на возможное направление западной политики в отношении России. Роснефть
Как подчеркивает газета Guardian, новость о сделке стала «неожиданностью для рынков», так как недавно компания в связи с низкими ценами на сырье боролась с долговой нагрузкой, которая в один момент достигла 30 млрд долларов. На ожидания рынков не повлиял даже тот факт, что исполнительный директор Glencore в декабре заявлял, что активные действия по сокращению расходов завершены.Газета Guardian подчеркивает, что о сделке было официально объявлено, когда фондовые биржи уже закрылись.
«Акции компании завершили торги только на 1% выше, так как новости (о сделке) появились уже после официального закрытия бирж», – пишет Forbes.
Как пишет Daily Telegraph, швейцарская компания Glencore и Катарский суверенный фонд «стали первыми международными инвесторами, которые приобрели долю в крупнейшей нефтедобывающей компании России после того, как на экономику страны обрушились санкции».
РоснефтьГазета Financial Times отмечает, что сделка совершена, «несмотря на финансовые и технологические санкции в отношении Роснефти, которые, как предполагалось, удержат западные компании от участия в сделке по продаже акций российского производителя нефти, даже при том, что они (санкции) не запрещают этого».
Агентство Bloomberg также называет эту сделку «неожиданной» и отмечает, что на ее фоне санкции ЕС выглядят «весьма потрепанно». В свою очередь, издание Wall Street Journal подчеркивает, что сделка стала «благом» для президента России, «чья страна находится под санкциями США и ЕС» в связи с ситуацией на Украине.

Экспертный взгляд

Мнение эксперта:  «Смягчение режима санкций может снова открыть доступ к международным финансовым рынкам тем юридическим лицам, на которые санкции напрямую не распространяются. А это очень важно для российской экономики в целом», - считает Виталий Сорокин, эксперт в области международных экономических отношений, мировой экономики и ГЧП.



Комментарии
{**}