Трудовая эмиграция из республик Северного Кавказа растёт

19 сентября 2015, 19:40 836

БезработицаДН: Сергей Петрович, в последнее время всё чаще и чаще встаёт вопрос о том, что потоки внутренней миграции, вызванные сокращением рабочих мест в регионах, растут, и с этим надо что-то делать. Особенно беспокоит вопрос роста количество мигрантов в центральные регионы страны из республик Северного Кавказа. Чем, по вашему мнению, это объясняется?

Сергей Тульцев: Оценку трудовой миграции с Северного Кавказа можно оценивать по двум направлениям: почему уезжают и почему уезжают именно в Центральную Россию. На первый вопрос ответить довольно просто: как известно, мигрируют люди оттуда, где плохо, туда, где лучше, и в этом случае невозможность найти работу в родном регионе становится причиной отъезда. Почему именно Центральная Россия? Потому что эти регионы наиболее благоприятно выглядят с точки зрения социально-экономических показателей.

ДН: Почему миграция с Северного Кавказа традиционно привлекает наибольшее внимание?

Надо заметить, что она действительно масштабна. И это неудивительно: Северокавказский федеральный округ (СКФО) – на первом месте по безработице в России. Рабочие места создаются, но их объём недостаточен для удовлетворения потребности в трудоустройстве жителей регионов с наибольшим приростом населения.

Территориальная трудовая мобильность жителей северокавказских республик очень тесно связана с фактором диаспор, имеющих развитую структуру в крупных экономических центрах, – в первую очередь, конечно, в Москве. Диаспора помогает адаптации мигранта, в том числе и трудовой: более успешные родственники или просто земляки, уже получившие такую возможность, помогают с трудоустройством новоприбывших, оказывают им определённую финансовую поддержку в первое время. Ошибкой было бы считать, что наличие диаспоры позволяет мигранту избежать абсолютно всех проблем, связанных с переездом, но оказываемая помощь играет весомую роль в создании условий для экономической, в первую очередь, адаптации. Безработица

Наблюдения показывают, что миграция в центральные регионы свойственна не только населению кавказских республик, но и вообще для всех экономически неблагополучных регионов. Другое дело, что институт землячества, если сравнивать его с настоящими диаспорами, имеет меньший потенциал для адаптационной поддержки.

Кроме того, если отвечать на Ваш вопрос, надо отметить и особенности культурной адаптации: как показывают многие исследования, наличие диаспоры, способствуя адаптации социальной и экономической, скорее даже препятствует адаптации культурной. Этническая диаспора «консервирует», если можно так сказать, внутри себя культурные традиции своей родины, своего региона.

ДН: Надо ли бороться с внутренней миграцией? 

Сергей Тульцев: Здесь, на самом деле, существуют разные точки зрения. Я придерживаюсь позиции, что выделять внутреннюю миграцию в качестве самостоятельной проблемы было бы ошибкой: перетекание трудовой силы является отражением естественных экономических процессов. Когда меняется русло реки, вода просто следует изменениям. Так и с экономической структурой. Поэтому я бы сказал, что бороться нужно не с внутренней миграцией, а с экономической асимметрией регионов.

Для того, чтобы предотвратить увеличение трудовых миграционных потоков откуда бы то ни было, надо обеспечить создание рабочих мест в самом регионе. Здесь встаёт ещё вопрос о качестве рабочих мест, об их престижности. Вот я уже сказал, что СКФО в стране – лидер по масштабам безработицы. Но там, насколько мне известно, есть значительная потребность в квалифицированных сельскохозяйственных кадрах. Но взять их просто неоткуда, потому что престиж сельскохозяйственной работы среди молодёжи довольно низок. И вкупе с возможностью рассчитывать на поддержку диаспоры, условно говоря, в Москве, молодые люди принимают решение покинуть регион. И это совершенно рациональное, с их точки зрения, решение. Что это значит? Это значит, что нужно определять направления потенциального развития региона, его «профиль», и оказывать реальное содействие созданию привлекательных рабочих мест в нём. Для сельского хозяйства, например, это может быть какая-то система льгот, предоставляемых работникам отрасли, информационные кампании, направленные на создание положительного образа профессии.

БезработицаДН: Принимаются ли какие-то меры по борьбе с такой асимметрией?

Сергей Тульцев: Конечно, такие меры есть. Реализуются госпрограммы развития регионов, на это дело выделяются сотни миллиардов рублей. Если говорить про СКФО, то существует комплексная госпрограмма развития регионов округа до 2025 года. Там содержатся положения о создании новых рабочих мест. Но там, кстати, на мой взгляд, недостаток в узком перечне поддерживаемых отраслей. Того же сельского хозяйства там совсем нет, а те отрасли, что перечислены, вряд ли могут удовлетворить полностью потребности населения региона в трудоустройстве.



Комментарии
{**}