Оправданные риски

06 мая 2015, 04:56 1094



С 1 мая вступили в силу поправки к российскому закону о концессиях, вводящие новый способ заключения концессионных соглашений. Этот способ позволяет частному инвестору самостоятельно предлагать концессионный проект государству.

Мнение эксперта

КонцессииКорреспондент «Деловых Новостей» обсудил изменения в механизм концессий с экспертом по государственно-частному партнёрству Василием Нитиевским:

ДН: Те изменения в концессионный механизм, которые вступили в силу, – это мировой опыт или новация российских законодателей?

Василий Нитиевский: В целом, конечно, это имплементация существующего мирового опыта. Такой механизм, когда идею концессии предлагает не концедент (государственный или муниципальный орган), а потенциальный концессионер, называется unsolicited proposal – «непрошенное предложение», если переводить буквально. Общий смысл механизма в том, что основные спецификации проекта – то есть то, что в итоге должно получиться, – предлагает государству частная сторона партнёрства. То есть, условно говоря, бизнес приходит к государству, показывает спецификации и говорит – вот, мы считаем, что вы в этом можете быть заинтересованы, и если так, то давайте подписывать контракт. Проект контракта, как правило, к этому моменту бывает уже составлен – то есть бизнес предлагает не просто концессию, но и себя в качестве концессионера. Если говорить о странах, в которых такой механизм уже действует, то можно назвать Китай, Южную Корею, Чили, Тайвань, Филиппины.

ДН: Какими преимуществами и недостатками обладает такой механизм концессий?

Василий Нитиевский: Главным преимуществом, конечно, является то, что такой механизм обладает значительным потенциалом к повышению эффективности ГЧП в инфраструктуре и, собственно, качества инфраструктуры в целом. Государство по целому ряду причин – среди которых низкая информированность, недостаток компетенций чиновников в сфере ГЧП и прочее – не стремится привлекать бизнес к совместной реализации инфраструктурных проектов. Бизнес же заинтересован в долгосрочных контрактах, поэтому потенциально более эффективен в поисках идей для создания партнёрств с государством. В теории, выигрывают все.

Практические измененияКонцесии

ДН: А на практике?

Василий Нитиевский: На практике такие «непрошенные предложения» создают пространство для коррупции и неэффективных бюджетных затрат. Если посмотреть на механизм под несколько другим углом, то можно обратить внимание на тот факт, что нередко концессионные инициативы бизнеса принимаются во внеконкурсном порядке, или же конкурс проходит лишь с одним участником – ведь предлагаемые спецификации проекта могут быть составлены таким образом, что фактически реализовать его сможет лишь сам заявитель. Кроме того, частные компании могут заявить о наличии у них авторских прав на предлагаемый проект, что делает невозможным его использование другими потенциальными участниками конкурса. Наконец, когда чиновнику приносят готовый проект, который решает некоторую стоящую перед ним и его ведомством проблему, то очень велик соблазн согласиться, не слишком задумываясь о возможных альтернативах.

КонцессииДН: Как вы считаете, смогут ли внесённые изменения придать положительный импульс российскому рынку ГЧП?

Василий Нитиевский: Очень многое зависит от того, как отреагируют на приток «инициативы» со стороны бизнеса чиновники, занимающиеся вопросами инфраструктуры. Если они будут готовы к сотрудничеству с бизнесом, тогда можно будет говорить о высоком потенциале нового для России механизма концессий. К сожалению, надо констатировать, что уровень уже упомянутых мной компетенций чиновников в области ГЧП довольно низок и значительно разнится от региона к региону. Не исключено, что где-то чиновнику проще будет проигнорировать инициативу, чем разбираться в том, чего там предлагает бизнес. Кроме того, низкий уровень компетенций не позволит должным образом оценить предлагаемый проект, его эффективность, возможности решения проблемы другими средствами. И тогда появится та самая ловушка, когда бизнес будет навязывать чиновникам удобные, в первую очередь, себе предложения. Что касается частной стороны, то здесь компании будет сдерживать возможность участия в конкурсе по предложенному ими проекту конкурентов, – то есть если будет проведён конкурс, то может получиться, что составленный проект достанется кому-то ещё, ведь закон никак не защищает составителя проекта во время участия в тендере. В общем, если суммировать всё сказанное, риски велики для обеих сторон, и это, конечно, будет сдерживать потенциал развития рынка. Однако в целом данное предложение имеет хороший потенциал для того, чтобы «разбудить» ГЧП – особенно в регионах, где о нём мало слышали, – и привлечь внимание бюрократии к этому механизму. Главное, чтобы в итоге механизм концессий оставался максимально открытым и насколько возможно более конкурентным.  



Комментарии
{**}