Отношения России и Литвы: экономический аспект

16 марта 2018, 14:22 1605

Литва и Россия
Существует целый ряд факторов, определяющих активное экономическое взаимодействие России и Литвы. Среди них – сам факт наличия общей границы между двумя странами, зависимость России от инфраструктуры Литвы в связи с изолированным положением Калининградской области. Также следует обратить внимание на характер литовской экономики и заданные им особенности. Прежде всего, это небольшой размер страны, который вынуждает поддерживать хозяйственные связи с возможно большим числом соседей, поскольку масштабы внутреннего рынка не позволяют достичь высокого уровня самообеспеченности необходимой продукцией. Недостаточная ресурсообеспеченность и незавершенность присоединения к единой энергетической инфраструктуре ЕС предопределяют необходимость поставок с востока. Кроме того, факт пребывания в составе СССР и формирования в его рамках системы экономической взаимозависимости регионов способствует сохранению контактов между двумя странами.

Несмотря на сохраняющуюся напряженность в отношениях России и Литвы, экономические связи между двумя странами по-прежнему интенсивны. Россия является главным внешнеторговым партнером Литвы, занимая первое место по объему экспорта и импорта, хотя доля России по этим показателям в последний период времени заметно снизилась [Таблица 1], что обусловлено присоединением Литвы к антироссийским санкциям и ответным эмбарго, распространяющимся на ряд наименований литовской продукции. В то же время доля Литвы во внешнеторговом обороте России в I квартале 2017 г. составила всего 0,57% (36 место): доля Литвы в экспорте составила 0,77% (30 место), а в импорте – 0,2% (56 место). Показатели аналогичного периода 2016 г. составляют 0,67% (29 место), 0,93% (23 место), 0,23% (54 место) соответственно [1].

 

2008

2010

2012

2014

2016

Экспорт

16,1

15,7

18,6

20,8

13,5

Импорт

29,9

32,6

32,3

21,6

14,4

Таблица 1. Место России в экспорте и импорте Литвы, % (рассчитано по источнику [12])

В абсолютных значениях экспорт Литвы в Россию в 2016 г. составил 3354 млн. долл., а импорт из России – 3939,1 млн. долл., по сравнению с предыдущим годом данные показатели сократились на 2,9% и 13,5% соответственно[12]. На первый взгляд, данные цифры позволяют судить о том, что в экспортно-импортных отношениях Россия и Литва выступают примерно «на равных». Однако такие показатели объясняются особенностями литовской статистики, учитывающей реэкспортные операции. Данный факт приобретает особое значение в связи с тем, что доля товаров собственно литовского происхождения во взаимной торговле в 2016 г. составила всего 8,9%[12]. В связи с этим Литва испытывает хронический дефицит торгового баланса в торговле с Россией: в 2016 г. он составил 2051,6 млн. долл.; объем российского импорта почти в 6 раз превышает объем литовского экспорта. С учетом реэкспорта отрицательное сальдо принимает не столь большое значение в 585 млн. долл. [Таблица 2]

Украинский кризис, присоединение Литвы к антироссийским санкциям и ответное эмбарго со стороны России, распространяющееся на ряд категорий товаров, а также изменения конъюнктуры на мировом рынке энергоресурсов  привели к значительному падению объемов  товарооборота между странами (если рассматривать продукцию, произведенную на их территории). В 2016 г. данный показатель сократился в 2,47 раз по сравнению с 2013 г. и составил 2878,9 млн. долл. против 7119,6 млн. долл. в 2013 г.[Таблица 2]  К началу 2016 г., когда темпы падения несколько замедлились, поставки отдельных категорий литовских товаров сократились практически до нуля: мясная продукция перестала экспортироваться, продажи молока и молочных продуктов уменьшились на 94,3%, электромашин, оборудования – на 82,1%[20]. Уменьшение объемов российского импорта во многом обусловлено падением цен на углеводороды (одинаковое или даже более значительное количество ресурсов торгуется по более низкой цене), а также диверсификацией поставок энергоносителей, осуществляемой в Литве.

Динамика объемов товарооборота между Литвой и Россией

Какова товарная структура российско-литовской торговли? По данным за I  квартал 2017 г., Литва экспортирует  в Россию продукцию машиностроения (27,75%), химической промышленности (20%), продовольствие и с/х сырье (19,78%), продукцию металлообрабатывающей отрасли (8,32%), текстиль и обувь (6,77%), продукцию деревообрабатывающей промышленности (6,14%). Среди отдельных товарных групп экспортируемой из Литвы продукции (в рамках приведенной выше статистики) продукции отдельно следует выделить поставки энергетического оборудования (17,17%), напитков (10,1%), пластмассы и пластмассовых изделий (8,11%), электрооборудования (5,04%), мебели (4,82%). Структура импорта из России  характеризуется малой диверсификацией и низкой степенью обработки: углеводороды (71,63%), продукция химической промышленности (10,61%), металлообработки (6,33%), машиностроения (3,34%), продовольствие (3,34%), продукция деревообрабатывающей промышленности (3,1%)[1]. Доминирование ресурсной составляющей в российских поставках во многом обусловило падение объемов товарооборота (в денежном выражении). 

Имеется ряд факторов, благоприятствующих развитию двусторонних торговых отношений и обусловливающих такую товарную структуру поставок. Их можно разделить на «психологическую» и «географическую» группы. К первой относятся многолетний опыт взаимодействия, как в советский, так и в постсоветский период (особенно велико было значение связей с Россией в первые годы после обретения независимости, когда вливание Литвы в евроатлантические структуры только начиналось); традиционно высокая репутация литовских товаров, берущая свое начало во времена СССР; повышенное внимание российских потребителей к импортным товарам по сравнению с отечественными (на этом фоне страны Балтии выгодно отличаются от более развитых стран-поставщиков, так как их товары несколько дешевле); отсутствие языкового барьера для взаимодействия, поскольку многие литовцы знают русский язык. К «географической» группе можно отнести фактор приграничного положения, а также сложившуюся в советскую времена модель размещения промышленных производств: в прибалтийских республиках традиционно строились предприятия, не отличающиеся ресурсоемкостью (легкой промышленности), а также рассчитанные на переработку ресурсов, поставляемых из внутренних районов СССР с целью поставок готовой продукции обратно и за рубеж (с учетом этого был построен НПЗ в Мажейкяй, а также аналогичные НПЗ в белорусских Новополоцке и Мозыре). Негативное влияние на связи между странами оказывает продолжающийся кризис в отношениях между Россией и странами Запада, в стане которых находится Литва.

Инвестиции Инвестиционное сотрудничество между Литвой и Россией находится на довольно низком уровне. По состоянию на конец 2016 г., объем накопленных прямых российских инвестиций, поступивших в экономику Литвы, составил 273,48 млн. евро, или 1,96% от всех средств, вложенных в страну; Россия – 15 по значимости инвестор для Литвы. Накопленные прямые инвестиции Литвы в Россию на тот же период достигли 109,64 млн. евро, или 4,3% от всех средств, вложенных за рубежом; это 6 по значимости направление вложения капитала для Литвы [рассчитано на основе источника 11]. В свою очередь, для России Литва – 45 партнер по объему исходящих прямых инвестиций (0,1%) и 42 партнер по объему входящих прямых инвестиций (0,04%) [рассчитано на основе источника 3].

Интенсивность инвестиционных контактов также демонстрирует отрицательную динамику. Так, объем накопленных прямых инвестиций России в Литве к концу 2016 г. сократился на 89,36% по сравнению с 2013 г. – налицо резкий отток капитала. Подобная тенденция во многом обусловлена сокращением инвестиционных возможностей российских компаний, а также действиями литовских властей по недопущению чрезмерной концентрации российского капитала. Пик падения пришелся на II квартал 2015 г., когда ПИИ России составили 184,82 млн. евро, что позволяет говорить о том, что в настоящий момент объемы направляемых в Литву российских вложений постепенно возрастают[11]. Что касается литовских инвестиций в Россию, то их объем на конец 2016 г. составил 107,27 млн. евро, что превышает показатель 2013 г. (65,98 млн. евро) [11]. 

Охарактеризовав общие показатели экономического взаимодействия, следует обратиться к рассмотрению узловых вопросов российско-литовских экономических отношений. Прежде всего, это проблема «энергетического империализма» России, и вытекающее из нее стремление литовского руководства к диверсификации поставок энергоносителей. В частности, вплоть до 2014 г. «Газпром» был монополистом в части обеспечения страны природным газом. При этом закупочные цены находились на самом высоком в Европе уровне – 465 долл. за 1 тыс. м3. Однако в октябре 2014 г. в Клайпеде начал работу плавучий регазификационный терминал сжиженного природного газа (СПГ) «Independence», арендованный у Норвегии, что позволило начать поставки из этой страны  [18]. В 2017 г. прибыл первый танкер с СПГ из США. Результаты принятых мер неоднозначны. С одной стороны, Литва добилась ликвидации монопольного положения «Газпрома»: в 2016 г. страна закупила 898 млн. м3 российского газа, остальная часть была получена через терминал СПГ (ежегодное потребление составило 2,3 млрд. м3 [6]). В 2014 г. «Газпром» снизил цену до 370 долл. за 1 тыс. м3. С другой стороны, существует ряд проблем. Так, трубопроводный газ по-прежнему дешевле, чем доставляемый морем СПГ, разница составляет 20 – 30%. В 2016 г. закупки у Норвегии осуществлялись по цене 250 долл., тогда как российский газ торговался менее, чем за 200 долл. Значительных затрат потребовало строительство инфраструктуры для поставок СПГ (101 млн. евро), а также аренда терминала (68,9 млн. евро ежегодно). Кроме того, мощность данного объекта составляет 4 млрд. м3 газа в год, что почти в 2 раза превышает потребности страны. Предполагалось, что Клайпеда станет региональным газораспределительным хабом, осуществляющим снабжение других стран Балтии, однако они не заинтересованы в более дорогом газе, а также не желают нести расходы на интеграцию собственной газораспределительной инфраструктуры с литовской [16]. Для реализации СПГ принят ряд законодательных мер, обязывающих энергетические организации закупать определенное количество газа, поставляемого в Клайпеду. По некоторым оценкам, розничные цены на газ в Литве на 30% превышают таковые в Польше, которая за счет российских поставок удовлетворяет до 75% своих потребностей в этом ресурсе [15]. Кроме того, в целях преодоления зависимости от внерегиональных поставщиков планируется строительство газопровода GIPL (Gas Interconnection Poland – Lithuania), который позволит странам Балтии получить доступ к единой трубопроводной системе ЕС[10]. В области электроэнергетики планируется выход из энергетического кольца БРЭЛЛ (Белоруссия – Россия – Эстония – Латвия – Литва) и синхронизация с электроэнергетической системой ЕС. В целом, представляется, что действия Литвы в этой сфере являются противоречивой (хотя и отчасти оправданной) мерой по укреплению энергетической безопасности.

Литовские портыДругой «болевой точкой» отношений в сфере энергетики является реализация Литвой «третьего энергетического пакета ЕС» в части введения ограничений на владение и эксплуатацию энерготранспортных и энергораспределительных систем для вертикально интегрированных предприятий. Литва имплементирует данные меры в наиболее жестком формате, который запрещает поставщикам ресурсов владеть сетями по их транспортировке. В связи с этим "Газпром» был вынужден продать свою долю акций (37,1%) в литовских газовых компаниях “Lietuvos dujos” и “Amber Grid”[13].

Традиционным элементом взаимодействия Литвы и России являются транспортные операции, а именно – использование литовской железнодорожной сети и Клайпедского морского порта для вывоза российских экспортных грузов, а также обеспечение транспортного сообщения с Калининградской областью. Однако следует отметить, что российско-литовские отношения в этой сфере не обладают основополагающим значением. В отличие от Латвии и Эстонии, Литва относительно мало зависима от объемов российского транзита: так, во втором квартале 2017 г. доля России в грузообороте железных дорог Литвы достигла лишь 17,1%, тогда как Белоруссии – 65,6%[8].

Казалось бы, проводимые российской стороной мероприятия по переводу транзитных потоков во вновь возводимые и реконструируемые порты Ленинградской области (Усть-Луга, Высоцк, Приморск) должны были привести к резкому падению  объемов грузов, переваливаемых через Литву. Однако тесное транспортное взаимодействие с Белоруссией способствует тому, что грузооборот Клайпедского порта не демонстрирует устойчивой тенденции к снижению, как это происходит в случае с Латвией и Эстонией. Более того – Клайпеда превратилась в крупнейший грузоперевалочный хаб стран Балтии, обойдя традиционных лидеров -  порты Риги и Таллина; в 2016 г. грузооборот вырос на 4,2% [Таблица 3]. По некоторым оценкам, деятельность Клайпедского порта генерирует до 7% ВВП Литвы [14].

Порт

Грузооборот

Изменение,

%

Изменение, тыс. т.

2015

2016

Всего:

368 537,6

367 733,2

-0,2

-804,4

Усть-Луга

87 868,4

93 362,5

+6,3

+5 494,1

Приморск

59 606,1

64 428,6

+8,1

+4 822,5

Санкт-Петербург

51 513,5

48 624,3

-5,6

-2 889,2

Клайпеда

38 507,1

40 138,6

+4,2

+1 631,5

Бутинге 

8 678,7

9 315,6

+7,3

+637,0

Рига

40 055,8

37 070,3

-7,5

-2 985,5

Таллин

22 431,3

20 118,3

-10,3

-2 313,0

Вентспилс

22 528,0

18 812,0

-16,5

-3 716,0

Таблица 3. Грузооборот крупнейших портов восточного побережья Балтийского моря в 2015 – 2016 гг., тыс. т. [7]

Однако следует выделить ряд факторов, потенциально способных нивелировать транзитные преимущества Литвы. Значительную часть грузов, переваливаемых в Клайпеде, составляют нефтепродукты (27,8% в 2016 г.), произведенные из российской нефти. Перебои со снабжением сырьем белорусских НПЗ способны нанести ущерб и Литве. В 2017 г. возникла ситуация, подтверждающая эту зависимость: из-за сокращения поставок нефти в Белоруссию вследствие отсутствия консенсуса по поводу цен на российские углеводороды количество наливных грузов, проходящих через Клайпеду, в январе-мае 2017 г. сократилось на 17,4% [21]. Сохраняющаяся напряженность в отношениях с Литвой побуждает российские власти предпринимать меры по переориентации белорусских транзитных потоков на порты Ленинградской области с тем, чтобы лишить страны Балтии транзитного дохода. 16 августа 2017 г. В. Путин заявил, что поставки нефти в Белоруссию должны увязываться с вывозом готовой продукции через территорию России. В том же году скидка на перевозку белорусских нефтепродуктов по сети РЖД была увеличена с 25% до 50%. Тем не менее, представляется, что Минск продолжит активно пользоваться логистической инфраструктурой Литвы. Прежде всего, расстояние между белорусскими грузоотправителями и Клайпедой меньше, чем между ними и российскими портами на Балтике. Белоруссия осуществляла крупные инвестиции в портовые мощности стран Балтии; кроме того, перевозки осуществляются в рамках долгосрочных контрактов. Не следует упускать из виду и тот факт, что в интересах Минска как можно более диверсифицировать маршруты, предоставляющие выход к морю. Можно утверждать, что курс на лишение Литвы белорусского транзита вряд ли  будет реализован в полной мере[19].

В настоящее время российской стороной планируются меры по преодолению зависимости Калининградского эксклава от транзита через территорию Литвы. Предполагается введение в строй трех крупных морских паромов[4], которые будут осуществлять перевозки ж/д вагонов, грузов и пассажиров по маршруту Усть-Луга – Балтийск, что позволит уменьшить экономические издержки и политические риски для снабжения региона. Думается, данный проект можно также интерпретировать как попытку добиться уменьшения литовских транзитных тарифов.

Каковы перспективные сферы экономического взаимодействия России и Литвы? Географическое положение позволяет Литве стать перевалочным пунктом для восточноазиатских транзитных грузов, перевозимых по трансконтинентальным железнодорожным маршрутам через Россию, Казахстан и Белоруссию в направлении Западной Европы. Ведущим проектом в этой области является продвигаемая  Китаем стратегия «Экономический пояс Шелкового пути», которая предусматривает использование инфраструктуры в том числе и портов восточного побережья Балтийского моря. К преимуществу Литвы в этой сфере можно отнести принадлежность к Пространству – 1520 (т. е. железнодорожную колею шириной 1520 мм., характерную для постсоветского пространства), что облегчает вагонообмен с восточными соседями. Однако низкий уровень отношений с Россией делает активное участие Литвы в трансазиатских перевозках маловероятным – Москва будет пытаться не допустить превращения портов стран Балтии в опорные пункты западной части трансконтинентальных маршрутов.

Большой потенциал сотрудничества лежит в туристической сфере: Литва традиционно привлекает значительное количество отдыхающих из России; для интенсификации подобных связей необходимо облегчение визового режима. К сожалению, последние годы ознаменовались резким сокращением потока туристов из России: если в 2013 г. россияне занимали первенство по количеству прибытий в гостиничные учреждения (243,6 тыс.), то в 2016 г. данный показатель уменьшился до 150,6 тыс., или сократился на 59,4% (туристы из России теперь занимают лишь третье место по количеству прибытий)[9]. В сфере приграничного сотрудничества Россия и Литва (а также ряд других стран) взаимодействуют в рамках еврорегионов «Балтика», «Сауле», «Нямунас – Немен – Неман», «Шешуте»[2], хотя интенсивность подобного сотрудничества на данный момент невелика, что объясняется напряженностью в отношениях России и ЕС. Однако фактор географического положения Калининградского эксклава, граничащего с Литвой и Польшей, позволяет надеяться на то, что в будущем связи подобного рода будут развиваться.

Выводы

Литва прощается с Россией1. Начиная с 2013 г. интенсивность литовско-российских экономических связей демонстрирует устойчивую тенденцию к снижению, что проявляется в ряде сфер: сокращаются объемы взаимного товарооборота, наблюдается снижение инвестиционной активности, уменьшается количество прибытий российских туристов, стороны ищут пути преодоления взаимозависимости. Сохраняющееся взаимодействие осуществляется «по инерции», хотя и играет решающую роль для Литвы.

2. Те или иные меры Москвы и Вильнюса в отношении друг друга обусловлены не столько экономическими, сколько политическими мотивами; при этом сворачивание хозяйственных связей происходит на фоне традиционной напряженности между Россией и Литвой, осложненной общим ухудшением отношений между Россией и странами Запада.

3. Причины падения объемов взаимного товарооборота обусловлены как политической конфронтацией (присоединение Литвы к антироссийским санкциям и введение ответного эмбарго со стороны России), так и колебаниями цен на энергоносители.

4. Начавшийся после обретения независимости процесс политического обособления Литвы от стран, образовавшихся на месте СССР, к настоящему моменту перешел в экономическую плоскость, выражаясь в действиях по разрыву сложившихся инфраструктурных связей. В то же время принятие тех или иных мер включает элементы «торга», т. е. попытки добиться более благоприятных условий для осуществления прежнего формата взаимодействия.

5. Несмотря на уменьшение интенсивности двусторонних экономических отношений, существует ряд факторов, который определяет их сохранение и в дальнейшем. Главными среди них являются факторы  приграничного положения и сложившейся территориальной структуры размещения производственных комплексов, а также разности ресурсных потенциалов. 

6. Оценка издержек, возникающих вследствие действий по демонтажу традиционных хозяйственных связей затруднительна, так как стороны предпочитают не акцентировать внимание на экономических аспектах политического противостояния.

 

 

           Чумаков Михаил, III курс факультета Международных отношений МГИМО



Комментарии
{**}