Арабо-израильская война 1973 года: скрытые мотивы сторон

08 марта 2018, 20:36 1548

Поле боя
Прежде чем говорить о войне 1973 года, которая кардинальным образом изменила стратегическую обстановку на Ближнем Востоке, необходимо посмотреть на предысторию этих событий, а именно на итоги арабо-израильской войны 1967 года, а также на личности тех людей, которые в этот период пришли к власти в США, Израиле и арабских государствах. Тем самым будет выявлен скрытый механизм, который привел стороны к новому конфликту в 1973 году.

В 1967 году вспыхнул конфликт между Израилем с одной стороны и Иорданией, Египтом и Сирией с другой. Данный конфликт, впоследствии получивший название Шестидневной войны, был инициирован израильской стороной как превентивная мера в ответ на концентрацию войск арабских государств в приграничных с Израилем районах. Важно отметить, что в тот период у власти и в Египте, и в Сирии находились националистические режимы, ведущую роль в которых конечно же играли военные: в Египте это был президент Гамаль Абдель Насер, в Сирии –  министр обороны Хафез Асад. И только Иорданию возглавлял монарх – король Хуссейн ибн Талал, к слову правивший больше всех из вышеперечисленных лидеров (вплоть до 1999 года).

Техника на поле бояИтоги Шестидневной войны были весьма плачевны для арабских государств и в краткосрочной и в долгосрочной перспективах. Израиль оккупировал значительные территории, а именно Восточный Иерусалим, Западный берег реки Иордан, сектор Газа, Голанские высоты, Синай. Тем самым проблема палестинских территорий трансформировалась в проблему оккупации Израилем территорий теперь уже нескольких арабских государств. Но это была лишь вершина айсберга. Куда серьезнее были долгосрочные имиджевые и идейные потери для движения панарабизма и единства арабского мира. Насер как идейный глава этого движения сразу после окончания активных боевых действий подумывал о свое добровольной отставке. Почему? Это было вызвано тем, что между войной 1967 года и предыдущей войной 1948 года можно было провести целый ряд негативных корреляций.

Тогда у власти в арабских государствах находились коррумпированные прозападные королевские режимы, теперь же это были в большинстве своей националистические прогрессивные режимы (за исключением Иордании, где верхушка была настроена проамерикански), хорошо экипированные и вооруженные за счет советских военных поставок. СССР же в свою очередь разрывает дипломатические отношения с Израилем, тем самым значительное ослабевает контакт с одной из сторон Ближневосточного конфликта.

22 ноября принимается ключевой документ, а именно резолюция Совета Безопасности ООН 242, согласно которой израильские войска должны были быть выведены с вновь оккупированных территорий, а арабские страны в свою очередь должны были признать факт существования Израиля и отказаться от агрессивных действий в отношении этого государства. Данный принцип можно кратко охарактеризовать следующим образом: мир в обмен на территории.

Весьма неоднозначные результаты получили в результате Шестидневной войны США. С одной стороны, резко усилились позиции ключевого союзника США в регионе – Израиля, но с другой стороны все арабские государства (как националистические режимы, так и монархии) стали настроены куда более антиамерикански. Это вело к сужению вариантов действий в рамках американской внешнеполитической повестке, поскольку, как широко известно, нельзя делать ставку лишь на одного игрока.

В США это хорошо понимали, а некоторые эксперты уже тогда говорили о том, что арабские государства в случае чрезмерной ориентации США и их европейских союзников на Израиль и защиту лишь его интересов могут применить нефтяное эмбарго, которое весьма опасно в первую очередь для европейских стран, с их к тому моменту весьма значительной зависимостью от ближневосточной нефти. Именно тогда, на рубеже 60-70ых гг. в головах ведущих американских стратегов зародилась мысль о том, что необходимо заручиться еще чье-то поддержкой в проведении своего внешнеполитического курса в регионе. Кто бы мог стать этим вторым игроком?

Иордания не подходила на эту роль сразу по нескольким причинам, хотя в ней у власти и находился явно проамерикански настроенный монарх. Страна явно не тянула на роль ведущего игрока с арабской стороны в деле ближневосточного урегулирования, ни идейно, ни финансово, у нее были давние противоречия с королевской династией Саудитов, еще одной опорой американцев после Ирана в районе Персидского залива.

Самолеты Израиля В Сирии же в 1970 году премьер-министром, а в 1971 году президентом становится министр обороны Хафез Асад, непримиримый враг Израиля и активный участник войны 1967 года. Но здесь удача улыбнулась американцам не где-нибудь, а в Египте, главной арабской стране того периода, пользовавшейся наибольшим влиянием благодаря ореолу Насера, панарабизму и вовлеченности в Ближневосточный конфликт.

В 1970 году умирает Насер, к власти приходит Анвар Садат, быстро оттеснивший на вторые роли сподвижников предыдущего президента. Он выдвинул на передний план новую идею – интересы Египта выше интересов всего арабского мира, и ради этого он был готов пойти на многое. С интересами Египта он связывал и свое положение в стране, а также устойчивость своего режима в целом. Он видел свои цели и цели государства тесно переплетенными. Какие же планы он строил?

Об этом чуть позже, теперь же вернемся к внутриамериканскому дискурсу по поводу путей дальнейшего развития американской политики на Ближнем Востоке. Во-первых, стоит сказать, что американцы преследовали две цели – ослабить позиции СССР в регионе, получить поддержку где-либо еще, кроме Иордании и Израиля, привлечь арабские страны на свою сторону, отвести их от влияния СССР. Но как было соблюсти все эти цели одновременно? В 1968 году к власти пришла новая администрация президента Никсона, соответственно в ближневосточный вектор внешней политики были внесены изменения.

Ключевые решения того периода – необходимо искать точки соприкосновения также и с националистическими арабскими режимами, размывать их связи с СССР, а также внести раскол в лагерь таких государств. Но, чтобы осуществить данный курс, мало концепций, нужны также и талантливые исполнители. Таким человеком стал Генри Киссинджер, советник по национальной безопасности в новой администрации.

Киссинджер заявил о том, что США не имеет смысла добиваться урегулирования всего клубка противоречий в рамках Ближневосточного конфликта, нужно начинать с малых шагов, а именно – добиться сепаратного мира между Египтом и Израилем. Такой ход позволял достичь нескольких целей одновременно: вывести крупного игрока из антиизраильского лагеря, получить в его лице еще один лояльный режим, усилить позиции Израиля, ослабить позиции СССР. Но для этого необходимо было заручиться поддержкой президента Египта Садата, а также организовать переговоры Египта и Израиля таким образом, чтобы стороны имели более-менее равные переговорные позиции, а значит, так или иначе пересмотреть итоги войны 1967 года.

Для США не было секретом, что отношения нового египетского президента и СССР весьма прохладны, Садат видел в будущем в качестве опоры своего режима именно США, но какое-то время продолжал заигрывать с СССР, чтобы оказать давление на США, доказать свою важность и нужность американцам. Уже в 1972 году, когда была налажена тайная связь между египетской разведкой и ЦРУ, Киссинджеру и Садату удалось прийти к единому знаменателю – вместо общего урегулирования решить израильско-египетские проблемы по вопросу Синайского полуострова, а за такую услугу Садат бы сделал реверанс в сторону американцев и полностью бы устранился от Ближневосточного урегулирования.

Ради того, чтобы показать свою проамериканскую позицию, Садат даже согласился на эвакуацию советских военных советников из страны без всяких встреченных шагов со стороны США. Тем не менее, США ставила свои отношения с Израилем в качестве более приоритетных, что сильно задевало Садата и заставляло его искать иные способы усилить свои будущие переговорные позиции с Израилем. В принципе закулисная подготовка к будущей войне была готова. Дело оставалось за малым: Египет должен был втянуть в войну с Израилем Сирию, а затем оставить ее один на один с израильской армией. Тем самым потенциально СССР бы мог лишится еще одного своего важного союзника на Ближнем Востоке, а США серьезно усиливали свои позиции.

Сирийский самолетВ преддверии войны израильские и египетские войска, размещавшиеся на разных сторонах Суэцкого канала, обменивались периодическими обстрелами позиций друг друга. То же самое наблюдалось и на сирийско-израильской линии соприкосновения. Изначально Садат планировал провести ограниченные боевые действия, тем самым укрепив свои переговорные позиции. Сирия же не была поставлена в известность об этом. Садат понимал, что в случае серьезного поражения Израиля он может навсегда забыть об американской дружбе и расположении.

Данная малая война, по словам того же Киссинджера, нужна была для того, чтобы укрепить режим изнутри и придать ему больше гибкости на переговорах. Еще одним косвенным подтверждением этого является тот факт, что Киссинджер всячески сдерживал израильскую сторону от превентивных действий, тем самым играя на руку Садату. Именно поэтому удар египетских войск в начальный период боевых действий оказался столь эффективным и болезненным для Израиля, несмотря на позднейшее изменение ситуации на земле.

Война 1973 года впоследствии приведет к Кэмп-Дэвидским соглашениям, сепаратному миру между Израилем и Египтом, выходу Египта из процесса Ближневосточного урегулирования. Тем самым были усилены противоречия внутри арабского лагеря, ослабли позиции СССР на Ближнем Востоке, а США уже в открытую начали процесс полного вытеснения СССР из процесса урегулирования ситуации на Ближнем Востоке.

 

 Черемных Игорь, 3 МО



Комментарии
{**}