Китайский вектор в внешнеполитической стратегии Дональда Трампа

03 июля 2017, 09:46 281

Инаугурация Трампа
20 января 2017 года прошла инаугурация 45 президента США Дональда Трампа. Инаугурационная речь, риторика республиканца в период избирательной компании также, как и его заявления уже в ранге президента позволяют сделать некоторый вывод об основных внешнеполитических приоритетах для новой администрации. Пожалуй, центральной темой повестки дня для себя Трамп определил китайскую проблематику, что явственно следует из его многочисленных интервью и заявлений.

Китай и США являются крупнейшими экономиками мира и обладают мощнейшим военным потенциалом, что делает их двусторонние отношения во многом ключевыми не только для самих этих стран, но и для всего мирового сообщества.

Лидеры США и КитаяЕще в период своей предвыборной компании Трамп сделал ряд резких заявлений и выступил с конкретными обвинениями в адрес Китая. Если быть конкретнее, то они заключались в следующем: торгово-экономическая и военно-политическая проблематика. Своей популярностью среди американских граждан Трамп во многом обязан жесткой риторике в плане защиты и развития американской экономики. Как известно, США – это крупнейший рынок для Китая и главный импортер его продукции. Трамп обвинил Китай в многочисленных манипуляциях с национальной валютой с целью обеспечения китайским экспортерам благоприятных условий для завоевания американских рынков потребительских товаров. Политик утверждал, что высокий курс доллара не позволяет американским производителям на равных соперничать с китайскими конкурентами. Именно этим фактором объясняется огромный дефицит в торговле с КНР (только за 10 месяцев 2016 года этот дефицит составил почти 289 миллиардов долларов). Однако здесь далеко не все выглядит столь однозначно, так как помимо Пекина США имеют дефицит торгового баланса более, чем с 100 государствами. Например, с Канадой, Мексикой, Японией, Германией, Республикой Корея и др. Поэтому корень всех зол не стоит искать исключительно в китайских происках, а стоит задуматься о проблемах внутри самой американской экономики. Однако что же Трамп предлагает для исправления такого положения?

По мнению Трампа, неизбежна «торговая война», которая будет заключаться в введении ввозных тарифов на китайские товары вплоть до 45%. Также нынешняя администрация не исключает возможного искусственного занижения доллара для усиления конкурентоспособности американских товаров в сравнении с китайскими. Решимость новой администрации действовать в таком русле проявилась в создании особого органа - Национального совет по торговле — и назначение его руководителем Питера Наварро, известного жесткими высказываниями в адрес Пекина по широкому кругу вопросов: от торговли и китайско-тайваньских отношений до политики КНР в зонах Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей. Но здесь есть несколько нюансов, которые способны, если не помешать, то несколько сгладить риторику Трампа.

Во-первых, возможности Трампа ослабить доллар ограничены. На курсы валют главным образом влияет разница в темпах экономического роста и инвестиционных перспективах, а его рычаги по этим вопросам будут весьма ограничены. Также играет роль политика центробанков, а ФРС повышает ставки, что должно, наоборот, способствовать укреплению доллара. Президент еще может пытаться повлиять на курс доллара с помощью интервенций на валютном рынке или призвать ФРС использовать ресурсы для этого. Но подобные интервенции эффективны, когда совершаются вместе с другими странами, что обесценивает все усилия Трампа на этом направлении. Далее возможности США вести «торговую войну» против Пекина ограничены тем фактом, что Китай является крупнейшим мировым держателем американских ценных бумаг (порядка 1,24 триллиона долларов). Тем более, что Пекин в ответ на резкий скачок тарифов в США на свои товары может либо ответить тем же в отношении американской продукции, либо и вовсе обратиться в ВТО, членами которой являются и США, и КНР, с обвинениями Вашингтона в нарушении уставных норм этой всемирной организации. Важно отметить, что от подобных мероприятий по введению повышенных пошлин пострадает не сколько Китай, сколько государства Евросоюза. Учитывая этот фактор, США стоит опасаться возможных ответных мер одновременно со стороны всех заинтересованных сторон, а не только одного Китая. Не в последнюю очередь здесь стоит отметить и возможный рост недовольства среднего класса в самих США, так как именно средний класс является крупнейшим потребителем китайской продукции на американском рынке. Естественно, что повышение пошлин ударит по их карманам.

ТрампОднозначно негативное отношение нового американского президента к системе Транстихоокеанского торгового и инвестиционного партнерства (TTIP), изначально задумывавшегося американской стороной как ключевой элемент экономического противодействия Поднебесной, а впоследствии и заявление Трампа о выходе из него позволяют предположить, что противостояние США и Китая станет развиваться, прежде всего, в двустороннем формате, что придаст ему еще большую непредсказуемость и потенциальное разрушительное воздействие. Серьезным фактором в данном конфликте станет и позиция России, которая по большинству вопросов занимает прокитайскую позицию и которую Трамп возможно попытается оторвать от союзных отношений с Китаем через механизм ослабления или частичного снятия экономических санкций. При этом России обязательно стоит придерживаться осторожной линии и не делать слабо обдуманных шагов.

Если же обратить внимание на внешнеполитический аспект, то здесь ключевых вопроса два: вопрос Тайваня и проблема островов и судоходства в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Начнем с первого пункта. Тайвань – давнее яблоко раздора между КНР и США. С 1949 года, когда власть на материке перешла в руки коммунистов, остатки партии Гоминьдан эвакуировались на остров Тайвань, который стал одним из антикоммунистических бастионов США наравне с Сеулом и Токио. До 1971 г. место Китая в ООН занимали представители Тайваня. Но с 1970ых гг. наметилась перемена в этой стратегии, в 1979 году США устанавливают дипломатические отношения с Пекином и разрывают с Тайбэем. Также в 1979 году денонсируется договор о взаимной обороне с Тайванем. Начинает действовать принцип «политики одного Китая», который заключается в том, что любое государство, желающее иметь официальные дипломатические отношения с Пекином не должно иметь их с Тайбэем. Тайбэй оказался в своеобразной дипломатической изоляции, хотя США и продолжали поддерживать с ним отношения на неофициальном уровне. И с момента визита президента США Джимми Картера в Пекин в 1979 году этот принцип составлял основу архитектуры региональной безопасности. Именно на эту «болевую точку» и пытался надавить Трамп в своей предвыборной компании.

«Я полностью понимаю политику одного Китая. Но я не понимаю, почему мы должны придерживаться этой политики», - так Дональд Трамп обозначил свою позицию по вышеуказанному вопросу в интервью телекомпании Fox News. В частности, после избрания он провел телефонный разговор с главой Тайваня Цай Инвэнь. Звонок стал первым официальным телефонным разговором между президентом или избранным президентом США и главой Тайваня с 1979 года, когда официальные дипломатические связи администрации Тайваня с Вашингтоном прекратились.

Несмотря на отсутствие официальных дипломатических отношений США всегда «курировали» безопасность Тайваня и снабжали его оружием и финансовыми средствами. США, конечно же, выгодно иметь официальные отношения с Китаем, одним из крупнейших иностранных держателей американских ценных бумаг и основным торговым партнером, одновременно продолжая тихо поддерживать тесные связи с Тайванем. Однако уже 9 февраля в телефонном разговоре с лидером Поднебесной Си Цзиньпинем Трамп согласился уважать «политику одного Китая». Тем самым вполне возможно, что Трамп сменит свою агрессивную риторику на вполне конструктивный подход в двусторонних отношениях с Китаем.

Следующая проблема – это проблема островов в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Уже давно власти США выражают озабоченность претензиями Китая на доминирование в Южно-Китайском море. По мнению американской стороны, строительство там искусственных островов и их милитаризация вызывают недовольство соседей КНР по этой акватории и разрушают архитектуру региональной безопасности, поэтому в Вашингтоне звучат призывы обуздать Китай. Во время утверждения Рекса Тиллерсона в Сенате на должность госсекретаря тот призвал Китай приостановить строительство новых искусственных островов и пригрозил, что американцы закроют китайским ВМС доступ к семи уже построенным островам. Это заявление вызвало серьезную озабоченность аналитиков: многие опасаются, что подобные действия новой администрации США могут вызвать эскалацию конфликта между двумя странами.

СМИ о ТрампеПравда, военные эксперты считают, что для того, чтобы привести эти угрозы в исполнение, США придется резко нарастить свой военно-морской потенциал в Тихом океане, в частности в Южно-Китайском море. Но если посмотреть на конкретный перечень первоочередных целей финансирования в военной сфере, то можно увидеть, что их две: ядерный арсенал и военно-морские силы, в особенности на Тихом океане. Здесь просматривается возможный потенциал для эскалации в двусторонних отношениях двух государствами. Администрация Трампа в данном случае смотрит на наращивание своего присутствия в тихоокеанском регионе, как своеобразный рычаг давления на Пекин для урегулирования экономических и геополитических противоречий.

И самое последнее: некоторые эксперты отмечают и очень важный положительный момент в будущих отношениях США с Китаем. Поскольку Трамп — прагматик и на него не давит тот груз, который многие десятилетия отягощает американскую внешнюю политику, то он скорее всего не станет навязывать американские ценности и стандарты Пекину и не будет поучать, что хорошо, а что плохо во внутренней политике КНР.

Таким образом, Вашингтону и Пекину придется пройти испытание новой политикой, которую предлагает Трамп в отношении Китая. Каков будет результат этого испытания, мы узнаем, когда администрация Трампа перейдет от слов к делу. В эту новую политику заложена как угроза конфликтов и конфронтации, так и возможности конструктивного переустройства параметров новых отношений.

Автор – Игорь Черемных

 



Комментарии
{**}