Ядерный треугольник: Иран-Пакистан-Саудовская Аравия

12 октября 2015, 18:09 2057

 

 

В районе Персидского залива на карте можно начертить треугольник, конфигурация углов которого, по мнению многих специалистов, может в будущем привести к началу Третьей мировой войны. Разумеется, на данном этапе говорить о столь апокалиптическом развитии событий пока рано, но в случае определенного стечения обстоятельств такой вариант исключать нельзя. Речь пойдет о треугольнике стран Персидского залива, а именно Пакистане, Иране и Саудовской Аравии. Между этими странами разный уровень взаимодействия, но все они играют важную роль в ближневосточном регионе.

В данной статье данная проблема будет рассмотрена в контексте этих трех стран с позиции Саудовской Аравии, а именно отношения КСА с Пакистаном, благодаря которым обеспечивается безопасность данной страны и ее напряженные отношения с Ираном, которые своей непредсказуемостью представляют огромную опасность для стабильности в этом регионе.  

Все страны треугольника могут получить ядерное оружие

Общеизвестный факт: из всех этих тех стран ядерным оружием обладает только Пакистан. Он проводил свои ядерные испытания в 1998 г. в ответ на ядерные испытания Индии. Однако к ДНЯО обе страны так и не присоединились. В свою очередь, Иран сейчас занимается лишь разработкой своей ядерной программы. Ядерного оружия в стране нет, но это уже многие годы вызывает беспокойство у международного сообщества, и будет вызывать вопросы, даже несмотря на заключения в Вене в июле 2015 года Совместного Всеобъемлющего плана действий, призванного положить конец напряженности в регионе, связанной именно с ядерной тематикой. К тому же, уровень развития ядерной инфраструктуры Ирана пока остается невысоким, ввиду чего трудно говорить о создании Ираном ядерной бомбы в ближайшее время. 

Наконец, Саудовская Аравия. Одна из богатейших держав мира, которая так же, как и Иран не является «счастливой обладательницей» ядерного оружия. Страна располагает огромными финансовыми ресурсами, которые она как раз тратит на сотрудничество в данной сфере с разными странами, в том числе и с Пакистаном.  

В начале марта этого года Саудовская Аравия подписала договор с Южной Кореей о сотрудничестве в сфере ядерных технологий, которое включает обсуждение возможности строительства в королевстве двух ядерных реакторов. Кроме этого у Эр-Рияда уже есть договоры о ядерном сотрудничестве с Китаем, Францией и Аргентиной, и в ближайшие 20 лет саудовцы рассчитывают построить у себя 16 ядерных реакторов.

Ядерная осеньМировое сообщество должно задуматься

Это не вызывает никакой озабоченности мирового сообщества, хотя и доказано, что КСА не брезгует никакими методами ради достижения своих личных целей и не остановится перед применением ядерного оружия, если оно будет. При этом, конечно, КСА заявляет только о мирном характере ядерной программы, на которую имеют право все члены мирового сообщества, члены ДНЯО.

Разумеется, стремление СА к обладанию ядерным оружием следует рассматривать через призму ее отношений с Ираном. Это два региональных соперника. Причем их противостояние носит ярко выраженный религиозный характер: саудиты являются мусульманами-суннитами, в то время как иранцы – шииты. Действительно, иранское присутствие в настоящее время особенно сильно чувствуется в самых болевых точках арабского мира – в Палестине, Ливане, где он оказывает поддержку шиитской организации «Хезболла», которую Иран использует для укрепления своего влияния в Ливане и как инструмент сдерживания Израиля, и Ираке, где идет активное развитие отношений с шиитской общиной, составляющей до 2/3 населения страны. Данное обстоятельство не может не беспокоить саудовское руководство, которое особенно активно стремится играть ключевую роль в регионе. 

Одной из самых актуальных на сегодняшний день точек столкновения интересов этих двух стран является вооруженный конфликт в Йемене, в ходе которого происходят боевые столкновения между хоуситами-шиитами, которых поддерживает Иран и правительственными силами, опирающихся на помощь Саудовская Аравия. Так, КСА предоставила убежище бежавшему из страны президенту Мансуру Хади и 25 марта 2015 года начала военную интервенцию в Йемен для борьбы с хоуситами.

В отношениях с суннитами курс Исламской республики всегда был выверен – Имам Хомейни говорил: «Сунниты наши братья, у нас нет причин для вражды, наш общий враг находится за пределами уммы. Вражда между суннитами и шиитами – это заговор Запада. Раздор между нами выгоден только врагам Ислама. Тот, кто не понимает этого – то не суннит и не шиит…».Учитывая эту гонку за влияние в регионе, Саудовская Аравия в своих действиях готова зайти настолько далеко, насколько этого могут потребовать обстоятельства. Так, например, принц Сауд Фейсал заявил, что как только в Иране появится ядерная бомба, КСА не заставит себя долго ждать, чтобы обзавестись этим оружием.

В то же время Иран много раз на уровне Верховного Лидера заявлял, что не стремится к обладанию ядерным оружием. Все объекты ядерной инфраструктуры носят мирный характер, страна обладает возможностью обогащения урана до уровня около 20%, и то, после ноября 2013 года страна отказалась от этой возможности, уничтожив запасы обогащенного до 20% урана и продолжив обогащение только до 5%.

Пакистан выстпуает негативным примером для стран регионаКарта мира

В этой связи интересно посмотреть на отношения всех трех игроков в регионе в области атомной сферы. Во-первых, обе страны (Иран и КСА) в ядерных технологиях «учатся» у Пакистана – завод по обогащению урана в Натанзе помогал налаживать «отец» пакистанской ядерной бомбы Абдул Кадыр Хан, который помогал иранским ученым проникнуть в пакистанскую лабораторию и показывал секретные чертежи (хотя сам А. Хан все отрицает). Центрифуги, которые использовались в Натанзе также были подержанными (откуда и следы высокообогащенного урана). 

Что касается отношений Саудовской Аравии с Пакистаном, то здесь важно отметить их взаимовыгодный обмен: КСА проводит колоссальные финансовые вливания в развитие пакистанской ядерной программы, а Пакистан, в свою очередь, обучает саудовских ученых и военных, поставляет оружие и продает СА свои ядерные технологии. Пакистан поддерживает тесные военные связи с Саудовской Аравией; обе стороны называют друг друга надежными и проверенными временем партнерами. Так, в мае 1998 г. СА и ОАЭ стали единственными странами, поддержавшими решение премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа по проведению испытания атомного оружия (Чагай-I). 

Еще больше сближает две страны общая обеспокоенность по поводу шиитского Ирана. У Пакистана тоже есть свои претензии к Ирану по поводу постоянных военных столкновений в белуджском пограничье (народ белуджей разделен государственной границей между этими странами). Тем не менее, и Пакистан, и Саудовская Аравия пытаются поддерживать максимально нормальные отношения с Тегераном, но не хотят его усиления как ядерной державы в регионе. СА хотела, чтобы Пакистан разместил свои войска на ее территории, что стало бы гарантом союзнических отношений Пакистана с КСА против Ирана.

В 2000-х гг. возросла заинтересованность Саудовской Аравии в пакистанских ядерных делах, в частности, эта страна вела переговоры о покупке пакистанских баллистических ракет, способных нести ядерные боеголовки, в 2003 году в ходе визита короля Абдаллы в Исламабад стороны достигли соглашения по ядерному сотрудничеству: в обмен на ядерные технологии Саудовская Аравия бесплатно или по крайне низким ценам будет поставлять в Пакистан свою нефть.

В 2008-2013 гг. отношения Исламабада и Тегерана стремились к выходу из-под контроля семьи аль-Сауд. В марте 2010 г. был подписан контракт по строительству газопровода Иран - Пакистан. Тегеран обязался поставлять соседу 21,5 млн. куб. м природного газа в сутки. Так как на тот момент Иран был ограничен в своих действиях международными санкциями, то это стало настоящим прорывом из региональной изоляции (несмотря на то, что в конечном итоге газопровод так и остался на бумаге, а труба была доведена только до пакистано-иранской границы с иранской стороны). Тогдашний президент Пакистана Асиф Али Зардари также оказал иранцам поддержку на международных площадках. 

Но здесь следует отметить, что позиция пакистанских властей в отношении Ирана не всегда была последовательной. Так, в июне 2010 г., когда в Совете Безопасности ООН принималась резолюция № 1929, Пакистан присоединился к новым санкциям в отношении Ирана. И это несмотря на прозвучавшие ранее из Исламабада заявления о том, что он выступает против любых санкций в отношении ядерной программы Тегерана. Спустя два года, в феврале 2012 г. Зардари высказался в поддержку Ирана в случае агрессии со стороны других государств. Свои заявления пакистанский президент сделал в ходе совместной пресс-конференции с президентами Ирана и Афганистана. После таких действий пакистанского лидера саудиты окончательно отказали ему в своей благосклонности. 

При этом ожидалось, что ядерная программа КСА будет «держаться в тени» и выйдет из нее только при условии заключения «Группы 5+1» с Ираном всеобъемлющего договора по ИЯП. Основным препятствием для урегулирования иранского ядерного кризиса были четыре группы вопросов: о числе центрифуг для производства ядерного топлива, которыми будет обладать Тегеран, о будущем обогатительного центра в Фордо и тяжеловодного реактора в Араке, а также о графике снятия с Ирана санкций. Однако вот уже несколько месяцев, как договоренность достигнута, но Саудовская Аравия так и не вывела из тени свою программу, если таковая, конечно, все же имеется. Это может объясняться и другими изменениями, произошедшими на международной арене в последнее время, в частности, в сирийском вопросе и падении нефтяных цен. 

Однако в вопросе заключения этого соглашения был и остается не только «саудовский фактор». Два ключевых союзника США в регионе – КСА и Израиль. Хотя они не являются самыми близкими и доверяющими друг другу партнерами,  оба они сходятся в своих позициях в отношении Ирана и выступают в качестве его противников. Обе страны выражают глубокую обеспокоенность по поводу соглашения о снятии санкций с Ирана. И это линия, которой придерживаются уже довольно длительное время: например, в начале марта вновь пришедший к власти премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху совершил молниеносный визит в США, где выступил перед членами Конгресса с весьма эмоциональной речью, в которой призвал стороны не подписывать «плохое соглашение». 

Нетаньяху тогда привел несколько аргументов против соглашения с Ираном. Во-первых, международные инспекции не могут гарантировать, что Тегеран не разрабатывает ядерное оружие. «Инспекции не остановят Иран», — уверен глава израильского правительства. Во-вторых, он допустил, что «сейчас Иран может скрывать ядерные объекты, о которых мы не знаем». И, наконец, Нетаньяху напомнил, что соглашение между шестеркой международных посредников и Ираном рассчитано на 10 лет, по истечению которых, по мнению премьер-министра, Иран снова получит возможность разрабатывать ядерное оружие. «Логика выступления Нетаньяху сводится к смене режима в Иране, а не к ядерной программе», — заключил представитель Белого дома.

Таким образом, складывающаяся сегодня в регионе политическая обстановка представляет опасность для всех стран Ближнего Востока. Угроза военных действий, исходящая от США, внутренняя нестабильность в ряде арабских стран могут в ближайшее время ввергнуть регион в «гонку вооружений». На ближневосточной арене появились и «новые» игроки: Россия и Китай. Остро стоят и экономические проблемы, особенно перед нефтедобывающими странами.

Ближний ВостокАтом притягивает Ближний Восток

Все это вновь заставляет наиболее развитые страны Ближнего Востока обращать свой взор на атом, и зачастую не только мирный. И главными «опасными зонами» тут все же остаются Иран и Саудовская Аравия, как и их сосед из пограничного региона - Пакистан. Особенно горячей эта тема стала в виду осложнения отношений между Ираном и КСА после трагедии в долине Мина.Для того чтобы добиться взаимного доверия и развития дружеских политических и экономических отношений, Ирану и Саудовской Аравии нужно пойти на определенные изменения своей внешней и внутренней политики. Поэтому особенно важно, чтобы Иран, Саудовская Аравия, Пакистан и другие страны объединили свои усилия посредством компромиссов и постарались разрешить спорные проблемы и совместно отстаивали региональные интересы. Тем более что у Саудовской Аравии и Ирана имеется определенный положительный опыт в налаживании двусторонних отношений и урегулировании региональных конфликтов. Последнее было продемонстрировано во время кровавых столкновений в Бейруте 23-25 января 2007 г. Тогда дальнейшую эскалацию насилия удалось прекратить. Сделано это было во многом благодаря совместным оперативным действиям саудовской и иранской стороны. 

Более того, эти страны уже выступали с единых позиций в вопросе создания единой системы безопасности в регионе, подписав в апреле 2001 г. пакт о безопасности между Ираном и Саудовской Аравией. Он включал такие положения, как совместная борьба с терроризмом и организованной преступностью, а также вопросы разграничения границ и территориальных вод. Иран и Саудовская Аравия могли бы поддержать идею о превращении региона в зону, свободную от ядерного оружия, за которую высказались участники саммита ССАГПЗ весной 2006 г. Иран заинтересован в развитии экономических и торговых связей с Саудовской Аравией и другими арабскими странами региона. Используя свои отношения с США, Саудовская Аравия могла бы стать посредником в урегулировании американо-иранского конфликта.

Ключевым игрокам ближневосточного региона стоит использовать их совместный опыт сотрудничества в прошлом для того, чтобы в будущем проложить дорогу для сотрудничества, а не для провоцирования крупномасштабного вооруженного конфликта. 

 

Автор: Екатерина Тюрина



Комментарии
{**}